Театр в пустыне

2 марта 2007, пятница 15:28
Много ли людей погибли на войне? На какой? Если скажем, что на всех - то неисчислимое множество, миллионы, которые могли бы остаться жить на земле, творить, созидать, оставлять потомков, но был приказ - и они отправились на жнивье Смерти. Двадцатый век был самым "плодовитым" для нее, для старухи с косой, всегда гуляющей над полем боя и часто собственноручно направляющей пули и снаряды к своим "плодам". Люди гибнут, урожай растет, как ни цинично это звучит. Но любая власть всегда пьет кровь, и поэтому войны никогда не окончатся, никогда Смерть и валькирии не останутся без жертв.

Стена напротив вся была выщерблена пулевыми попаданиями и теперь напоминала какой-то затейливый, хаотичный узор из не нашедших своих целей "пчел". Плечо упорно ныло, глаз затек кровью, а сильное, потому и токсичное, обезболивающее переставало действовать, постепенно отдавая человека из рук химического забытья в руки реальной боли. Автомат запекся, закоптился глушитель, словно устав от вылетающих уже на протяжении трех часов пуль. Гильзы золотым и серебристым светом блестели в лучах палящего солнца, напоминая желтое, тучное пшеничное поле и тихий, журчащий ручей в рощице. Но это было далеко, было давно, целый год прошел с того момента, как их отправили сюда, в пустыню - воевать с отбившимися от рук повстанцами, которые должны были свергнуть неугодное правительство страны, нарушавшее всю хрупкую систему взаимных обязательств и невербальных договоров. Цель достигнута, но тут нашлись романтики-борцы, борцы за "свободу" - свободу решать, кем же они будут на международной арене, не понимая, что тот, кто ступил на путь глобальной политики невольно становится марионеткой в кукольном театре без единого хозяина, когда каждая кукла вольна дернуть за нитку другую, но зная при этом, что в любой момент ее могут так же дернуть, выкидывая с помоста за излишнюю активность. Тогда на ее место встанет другая, более спокойная и флегматичная кукла, готовая выполнять указания наиболее "сильной" куклы в театре. Эта "сильная кукла" стоит на мнимой вершине театра, сама связанная со всех сторон множеством ниток, идущих вниз, к другим куклам, которые, однако, не стремятся скинуть "верхнюю" куклу, боясь, как бы на ее место не взошла другая, соседняя, ведь сейчас пока все "хорошо", никто лишний раз не дернет, да и "здесь неплохо кормят". А кто знает, может быть та новая все перетасует, обрежет нитки и отправит вниз, в оркестровую яму "третьего мира" и "бывших диктаторов"? Уж лучше пусть так будет, а тем, кто недоволен, подкинем чего-нибудь нудного, незаметно придавив нитки, чтобы не дергались.

И из-за этих "театральных" хитросплетений люди должны гибнуть, из-за кукол, из-за "слуг народа" по части обороны и армии, а также указов "гарантов конституции" - в пекло, на фронт, убивать и гибнуть самим, чтобы "верхняя кукла" чувствовала себя удобно на столь неудобном "Олимпе" кукольного театра, чтобы ее не дали опутать другим куклам тучей ниток, идущих вниз - "в руки народа". И, давая кредит доверия под "отрицательные" проценты, народ сам должен себя обеспечивать, строить "помост", на котором в будущем будут разворачиваться новые театральные "сцены" с участием все новых кукол, все новых нитей и все новых "ножниц" для обрезания неугодных "актеров".
Солнце садилось, мнимое "поле" и "ручей" исчезли, автомат упал на песок, солдат - под витиеватый узор на стене, "украшенный" теперь кровавой отметкой пули, нашедшей свою цель и поставившей точку в пути одного из "строителей" театрального помоста.
Оценитe материал

Возможно вас заинтересует

Популярные новости

Сейчас обсуждают