Путешествие из Херпучей в Осипенко через Пуп Земли… Краткий путеводитель…

23 октября 2008, четверг 15:38
для раздела Блоги
Путешествие из Херпучей в Осипенко через пуп земли… Краткий путеводитель…


Жителям Северных территорий
посвящается…


I

Вы бывали на территории Хабаровского края? Вы вероятно даже и не знаете, что на территории России есть такой край, хотя про город Хабаровск, скорее всего, слышали, или даже видели, в фильме про… Дерсу Узала...

На самом деле страна Россия настолько велика, что вероятность того, что кто-либо из родившихся в центральной части России (и даже Сибири) жил, хотя бы некоторое время на территории Дальнего Востока ничтожно мала. Впрочем, очень многие из тех, кто некогда родился на Дальнем Востоке, сейчас проживают «на Западе», как говорят дальневосточники о европейской части нашей страны, поэтому кому-то описываемые события, возможно, будут знакомы до боли…

Повествование это будет «картиной, повешенной на гвоздь реальных событий»… Однако не следует считать, что описанные мною приключения не могли произойти с людьми на самом деле, все произошедшее более чем реально…

II

Хабаровск – это большой город, по топографическим размерам его вполне можно сравнивать с крупнейшими городами России и даже мира. К примеру, для того чтобы проехать Хабаровск с одного конца города в другой с севера на юг или с востока на запад на общественном транспорте необходимо не менее 1-1,5 часов. На личном автомобиле, его можно проехать быстрее, но даже двигаясь по объездной дороге, ведущей из Владивостока в Комсомольск-на-Амуре, которая лишь в некоторых местах проходит в пределах г. Хабаровска, при езде со скоростью 80-90 километров в час на это уходит порядка 30-40 минут. Впрочем, центральная часть города Хабаровска – старый город, находящийся недалеко от набережной р. Амур невелика.

К большому сожалению, во времена СССР инфраструктура Хабаровского края «доведена до ума» не была. Да, есть железнодорожные ветки БАМа, есть даже несколько федеральных дорог, с асфальтовым покрытием (например, на трассе от Хабаровска до Владивостока – преимущественно асфальтное покрытие), однако не меньше в Хабаровском крае и грунтовых дорог (зачастую это даже не дороги, а «направления»)…

Когда-то очень давно, еще до разделения Приамурья на Приморский и Хабаровский края, на этой территории проживало очень мало людей. И сейчас, не смотря на огромные территории, плотность населения крайне низка, а расстояния между населенными пунктами огромны. Чем южнее, теплее и ближе к Владивостоку, тем выше и плотность населения, оно и понятно – легче прожить и прокормиться…

Сравнивая между собой различные территории Хабаровского края, хочется отметить, что хуже всего, сегодня, живется жителям северных районов края и дело даже, не в том, что людям негде заработать денег – деньги, законно (и не очень), они заработать могут – есть красная рыба и икра, есть золото, есть пушнина, ягода, кедровые орехи и прочие дары леса… Впрочем, к примеру, в Тугуро-Чумиканском районе Хабаровского края, при стоимости одной буханки хлеба свыше 40 рублей (не говоря уже об остальных продуктах) даже на «тысячебаксовую» зарплату жить «достойно» не сможешь, впрочем, там, рядом море, выжить вполне реально...

Основная и главная проблема в том, что в некоторые места края, где и сегодня живут люди, можно добраться лишь воздушным (летом иногда и водным) путем, причем билеты на воздушный транспорт местного сообщения могут стоить столько же, сколько от Хабаровска до Москвы.

Однако не все так плохо, как кажется, уже сегодня, из некоторых северных районов края до Хабаровска можно добраться автомобильным транспортом. Дороги, точнее «направления» в основном грунтовые, ремонтируются они не слишком часто, поэтому в северных районах края весьма популярны автомобили типа джип… Чтобы Вам было понятнее, каковы дороги и расстояния в Хабаровском крае, ради примера, я приведу график движения автобуса сообщением Хабаровск - с. им. П. Осипенко.

Автобус этого рейса выезжает из г. Хабаровск по расписанию в 08.00 часов, с несколькими остановками общей продолжительностью не более 40 минут он сначала едет до г. Комсомольск-на-Амуре, а потом уже до с. им. П.Осипенко. Как правило, стоянка автобуса в «городе юности» занимает 10-20 минут. Время отправления автобуса из г. Комсомольск-на-Амуре 14.30 часов. Расстояние от Хабаровска до Комсомольска-на-Амуре – примерно 420 км. То есть, если грубо посчитать, то от Хабаровска до Комсомольска-на-Амуре в среднем автобус едет со скоростью 60-70 км в час. От «города юности» до с. им. П. Осипенко расстояние около 330 км. Автобус, отправляясь из г. Комсомольск-на-Амуре к конечному населенному пункту прибывает, в среднем в 23-24 часов (если не сломается), остановок автобусом практически не делается, за исключением одной – не более 10-20 минут в п. Березовый Солнечного района Хабаровского края.

Таким образом, рейсовый автобус от «города юности» до этого некогда закрытого населенного пункта - с. им. П. Осипенко едет 8-9 часов, со средней скоростью 35-40 км в час, а весь рейс занимает 15-16 часов времени. Для сравнения - от г. Владивостока до г. Хабаровска порядка 750 км, которые рейсовый автобус преодолевает примерно за 11-12 часов (с остановками).

Ну и что, скажете Вы, неужели на автобусах «свет клином сошелся»? Есть же еще железнодорожное сообщение, авиасообщение… Конечно, есть, отвечу я. На ЖД транспорте из Хабаровска вполне реально добраться до п. Березовый Солнечного района (как и из него в любую точку России, где ходит ЖД транспорт), а от п. Березовый до с. им. П. Осипенко пешком всего-то каких-то 150 км. В день, как известно, человек пешком или на гужевом транспорте проходит, примерно 25-30 км, вот и посчитайте самостоятельно, сколько Вам добираться…

Естественно, что от п. Березового дальше в сторону с. им. П. Осипенко, можно, передвигаться и не пешком, а на том же рейсовом автобусе (правда придется его ждать почти сутки), либо на попутных автомобилях (если возьмут), но готовы ли Вы положиться на удачу, особенно зимой в сорока или сорока пяти градусный мороз?

Здесь, в северных районах, пословицу «автомобиль – не роскошь, а средство передвижения» люди понимают буквально…

А как же самолеты? - вспомните Вы. Не вопрос – платите порядка 4000 рублей и летите, если, конечно, в продаже билеты будут и погода не подведет… Аэропорт в с им. п. Осипенко – обычный, грунтовый, в распутицу он не принимает ни самолеты малой авиации, ни вертолеты; весной и осенью по 1,5-2 месяца аэропорт закрыт… Да и прошли давно те времена, когда билет на самолет от с. им. П. Осипенко до г. Хабаровска стоил 16 рублей, а до Комсомольска-на-Амуре – 8 рублей, при средней зарплате 300-400 рублей…

Впрочем, Николаевский, Тугуро-Чумиканский, Аяно-Майский районы Хабаровского края находятся в еще худшем положении, туда можно добраться лишь на самолете или, летом, водным транспортом.

Дальневосточникам бывают, смешны наивные жители Центральной России, которые, приезжая желают, к примеру, на автобусе («ну или, в крайнем случае, на поезде») доехать до славного града Магадан или другого населенного пункта, не имеющего сухопутного сообщения…

Людям, привыкшим к современной урбанистической цивилизации в Европе, невдомек, что есть даже относительно густонаселенные места, куда добраться бывает просто невозможно… Впрочем, хуже всего сотрудникам силовых ведомств, которых, в приказном порядке могут из г. Хабаровска направить в г. Амурск «быстренько найти и допросить\опросить человека»… Из Москвы ведь не заметно, что от г. Хабаровска до г. Амурск 500 км, пусть даже и по асфальтной дороге… Слабо за пару часов «метнуться кабанчиком» на 500 км туда и на 500 км обратно?

Но да ладно, все это пусть важная и необходимая для понимания сути повествования информация, но дело не в ней, а в людях, о которых пойдет речь.

III

Внимание – все события и персонажи вымышлены, любое совпадение имен и фамилий с реальными людьми и событиями – случайно. Однако все географические названия соответствуют действительности…

В прокуратуре района им. П. Осипенко уже несколько месяцев шла настоящая борьба за выживание. Прокурор района Константин Петрович – «последний из могикан» - человек, практически всю сознательную жизнь проживший в СССР, недовольный все возрастающим объемом работы и все меньшим чувством удовлетворения от нее ушел на пенсию. У Петровича за плечами уже давно была военная пенсия, а теперь и прокурорская. Сам он был еще не слишком стар, детей он вырастил, дом построил, дерево посадил, поэтому впереди у него были радужные перспективы. В прокуратуре района же осталось лишь два действующих работника – заместитель прокурора Ярослав Васильевич и помощник прокурора – Владимир Викторович.

Как и любая другая районная прокуратура, прокуратура района им. П. Осипенко выполняла весь круг надзорных задач – от надзора за расследованием преступлений и поддержания государственного обвинения в судах, до ежемесячной проверки нормативных правовых актов органов местного самоуправления. Не смотря на то, что по штату в прокуратуре было лишь три человека, судей в районе, в лучших русских традициях было три федеральных и один мировой. При одновременном назначении всеми судьями судебных процессов, участвовать в судебных заседаниях просто некому. Впрочем, учитывая, что в районе всего один адвокат на всех – по уголовным делам таких накладок практически не возникало…

Была золотая осень – великолепная дальневосточная осень, играющая всеми красками природы – листва на сопках радовала глаза причудливым сочетанием цветов - от пронзительно-желтого и ярко-оранжевого до свекольно-красного; от бурого, черного и коричневого до темно-зеленого и салатного. Лиственницы радовали глаз рыжеющими хвоинками, вечнозеленые сосны и пихты создавали контраст бордово-красным кленам и желтым тополям. Вода в озерах была прозрачной и тихой. На реке Амгунь и ее притоках – полным ходом шла путина – ход лососевых видов рыб на нерест, которых ловили и люди и животные…

Икру лосося люди здесь называют «красное золото», хотя стоит красная икра по московским меркам копейки, в магазинах ее купить невозможно. Браконьеры, естественно иногда попадаются, но далеко не все. Да и не каждый рыбак являются браконьером…

Владимир Викторович, как обычно находился в своем кабинете и печатал очередную справку по результатам недавно проведенной проверки. За последние несколько месяцев он по настоящему вымотался, после ухода прокурора на пенсию он был вынужден выполнять практически весь объем работы прокуратуры. Толку от Ярослава Васильевича было немного, сначала он был в отпуске, а выйдя на работу Ярослав Васильевич занимался лишь тем, что касалось лично него, не стесняясь уйти на больничный…

Работая в одиночестве, Владимир Викторович едва успевал выполнять текущие задания, не говоря уже о проявлении инициативы. Немного утешало его лишь то, что он успел съездить в весьма краткий отпуск – 2 недели, из которых 2 дня заняла поездка за 900 км к родителям с женой и ребенком и обратно. По прибытии из отпуска, он почти месяц, в гордом одиночестве руководил сам собой, будучи единственным действующим работником прокуратуры.

Впрочем, даже когда все сотрудники районной прокуратуры были на рабочих местах, ему приходилось выполнять объем работы, который в других районных прокуратурах возложен на 5-6 человек, а когда он остался в одиночестве, ему в полной мере удалось прочувствовать на себе пословицу – «и швец, и жнец, и на дуде игрец»…

В один из дней, примерно в 16.00 часов – секретарь прокуратуры – Лариса Константиновна сообщила ему о том, что из районного суда пришло уведомление о необходимости прибыть на два судебных заседания в с. Херпучи – района им. П. Осипенко, расположенное севернее этого населенного пункта на границе с Тугуро-Чумиканским районом. Одно судебное заседание было по уголовному делу, другое по гражданскому делу с обязательным участием прокурора.

- Лариса Константиновна, Вы командировочные деньги в крайпрокуратуре заказали?
- Да, Владимир Викторович, заказала, деньги пришли, есть 7000 рублей.
- Хорошо, будем надеяться что хватит, в этот раз. Колесову звонили?
- Нет, не звонила;
- Позвоните ему, узнайте, на сколько дней он планирует командировку.
- Хорошо, Владимир Викторович.

Лариса Константиновна – в обязанности, которой входит принятие и отправка почтовой корреспонденции, решение большинства хозяйственно-бытовых вопросов и другие организационные вопросы ушла. Владимир Викторович задумался: «Да уж, в Херпучи опять лететь придется мне, будем надеяться, что Ярослав Васильевич выйдет к этому времени… Еще будем надеяться, что к нам никто «помощь» оказывать не приедет, а то и так работы невпроворот, едва успеваю… Хотя… прорвемся, не привыкать…».

К сожалению, мечтам Владимира Викторовича о спокойной работе сбыться было не суждено…

С момента этого разговора прошло несколько дней, на работу с больничного вышел Ярослав Васильевич, затем приехала представительница прокуратуры Хабаровского края, парализовавшая на 5 дней работу прокуратуры района – ведь она, требовала, чтобы все внимание было уделено ей. Она желала «поделиться опытом», а то что текущую работу никто не отменял, ее заботило мало.

Когда одновременно делаешь множество дел, отвлекаться на одно из них излишне «дотошно», а уж тем более решать «досконально» сразу несколько задач, невозможно. Возможности человека ограничены, и в итоге сложится ситуация, хорошо описанная в пословице о погоне за двумя зайцами.

Представительница крайпрокуратуры, осуществляя одновременно три разноплановых проверки, требовала, чтобы Владимир Викторович и Ярослав Васильевич все свое время уделяли ей, хотя у каждого из них, в это же время было в производстве по пять-шесть текущих проверок… Итогом «оказания помощи» стал вал накопившейся недоделанной работы у обоих, а тут еще и поездка в с. Херпучи…

Владимир Викторович, перед отлетом, пересмотрел находящиеся в его производстве задания прокурора края, выполнил их примерно на 10 дней вперед, ибо командировка планировалась на 4 дня, но в с. Херпучи легко застрять еще на 2-3 дня, а то и на неделю или даже месяц, если не будет самолетов. Впрочем, если повезет и поплывет катер кого-либо из местных жителей, то летом можно доплыть до с. Херпучи и обратно, а зимой по замерзшему руслу реки, теоретически, можно проехать и на автомобиле…

IV

Владимир Викторович утром дня командировки созвонился с Колесовым – федеральным судьей, в обязанности которого входило «обслуживание» «херпучинского куста» - то есть разрешение подавляющего большинства исков поступающих из населенных пунктов Херпучинского сельского поселения, а также рассмотрение уголовных дел, о преступлениях совершенных в этой части района им. П. Осипенко.
- Здравствуйте Федор Валерьевич, как дела?
- Нормально, Владимир Викторович, нормально…
- Ну, что в Херпучи летим?
- Да летим, вертолет должен был вылететь из Хабаровска, а значит, примерно в 12.30 вылетит из Осипенко в Херпучи.
- Отлично, встретимся в аэропорту…

Закончив последние приготовления к командировке, еще раз перепроверив находящиеся в его производстве задания, Владимир Викторович посмотрел на часы. Время было 11.00.

«У меня есть еще 30 минут… Как раз успею… Ладно, пора ехать домой и идти в аэропорт…», решил он про себя, после чего забрал у Ларисы Константиновны командировочное удостоверение, деньги и поехал домой, за вещами.

Приехав, домой, Владимир Викторович взял сумку, которую ему приготовила жена, и пошел пешком в аэропорт. Благо, от его дома идти до аэропорта недалеко – примерно с километр.

Придя в аэропорт – небольшое одноэтажное здание возле летной полосы, Владимир Викторович встретил Колесова – невысокого, щуплого человека, веселым нравом, а также секретаря судебного заседания – в качестве которого в этот раз была Татьяна Федоровна – статная женщина средних лет…

Поздоровавшись и обменявшись парой, ничего не значащих, фраз, наши герои купили билеты на вертолет, и стали ждать вылета…
- Федор Валерьевич у Вас, много работы в Херпучах?
- Да нет, две «гражданки» и одна «уголовка»…
- Ага, это та «гражданка» по лишению дееспособности и еще какая-то Ваша, без обязательного участия прокурора… А почему адвоката-то с собой не взяли?
- Да я звонил в Хабаровск, у адвокатской палаты денег на командировки нет, завтра должен наш районный на катере вместе с милицией приплыть…
- А если не прибудет?
- Должен приплыть, начальник ОВД обещал отправить лодку.
- Хорошо, будем надеяться… - Владимир Викторович посмотрел на часы, время было 12 .00 часов.

Обратившись к Татьяне Федоровне, помощник прокурора спросил ее:
- А Вы то с нами, какими судьбами, Вы же не секретарь судебного заседания, а заведуете архивом?
- Да вот, больше некому – помощник председателя суда Анастасия и секретарь судебного заседания – Ольга Петровна в отпусках, остались я да молоденькая девочка, которая на сессию уезжает. Вот поэтому я и лечу с Вами.
- Ааа, вот как, А Вы в Херпучах раньше были?
- Да, когда-то давно, еще на прошлой работе на метеостанции, в Оглонгах была, и в Херпучи тоже заезжала…
- Ну, тогда Вам проще, знаете, куда летим…
- Это точно, знаю… - Татьяна Федоровна грустно улыбнулась.

Через некоторое время, загрузившись в вертолет, состав суда вылетел в очередную из многих своих командировок…

Вертолет, как всегда, летел вдоль русла реки Амгунь, время полета было примерно один час, Колесов, сначала высматривал в иллюминатор борта «таборы» браконьеров, незаконно вылавливающих рыбу, затем просто смотрел на сопки, любуясь природой. Владимир Викторович и Татьяна Федоровна, не смотря на вертолетную тряску, немного вздремнули.

Спустя, час полета, вертолет стал приближаться к аэропорту с. Херпучи. Сверху было видно, что на взлетной полосе лужи.
- Лужи на полосе видите? Спросил он помощника прокурора.
- Вижу, есть несколько небольших...
- Это плохо!
- Да вроде погода нормальная, должны высохнуть к нашему отлету…
- Ну посмотрим, если что уплывем с милицией…
- Ага, в понедельник вроде бы еще и администрация собирается отправлять катер с представителями отдела образования, может с ними и вернемся…

После посадки вертолета, судья, помощник прокурора и секретарь судебного заседания отправились в гостиницу. Прибыв в гостиницу, Владимир Викторович первым делом перевел свой смартфон в режим «полет». Мобильная связь в этом населенном пункте отсутствовала, как класс и вероятность ее появления блишайшие годы невелика.



Аэропорт в с. Херпучи - лето 2008


Гостиница в с. Херпучи района им. П. Осипенко Хабаровского края – это совсем не то, что подразумевается гостиницей в центрально-европейской части России. "Мотель" в этом селе – это две комнаты напротив друг друга в здании сельской администрации. С одной стороны коридора находится «обычный» – трехместный номер, где расположены три кровати советского производства – с продавленными металлическими пружинными сетками, там же имеется стол и вешалка для одежды, а также пара засаленных пуфиков. Стоит удовольствие проживания в этом номере – ни много, ни мало, а 600 рублей в сутки за одно место. Напротив описанного выше «обычного» номера – имеется номер «люкс», в котором кроме кровати, имеется также и диван, небольшой телевизор, журнальный столик и пара шкафов. «Люкс» - двухместный номер и стоит «всего» 800 рублей в сутки на человека.

Учитывая, что в командировку приехало два мужчины и женщина, планировалось, что в «люксе» будит жить женщина, а мужчины поселятся в «обычном» номере. Однако, этим планам сбыться было не суждено. В «люксе» на тот момент жил представитель жилищной инспекции – имя его, автору неизвестно. Внешне это был молодой человек, лет двадцати пяти с некоторой склонностью к полноте – ростом примерно 175-180 см и весом не менее 90 кг. Жил он замкнуто, в своем номере, с составом суда не общался.

В первый вечер с соседом поговорить ни судье, ни представителю прокуратуры не удалось. Жилинспектор практически не выходил из своего «люкса», вероятнее всего он играл в компьютерные игры, ибо с собой у него был лэптоп…

Поскольку разница в стоимости одного дня проживания между «люксом» и обычным номером составляла 200 рублей, то выгонять соседа из его комнаты Владимир Викторович и Федор Валерьевич не стали.

Как-то не к лицу федеральному судье и представителю прокуратуры скандалить и бить морды. Жилинспектор же либо в силу особенностей своего воспитания, либо из-за еще каких-то причин о том, что ему стоило бы переселиться к мужчинам, и освободить помещение для дамы самостоятельно не догадался.

Шло время, Владимир Викторович и Федор Валерьевич приготовили еду (готовил во время командировки, как правило, Владимир Викторович, обычно это были блюда восточной кухни – плов, лагман и т.п., впрочем, неплохо у него получалось приготовление даже обычной солянки).

Во время еды в кухню зашел их сосед, однако от предложения присоединиться к их трапезе он отказался, и больше в кухню не заходил…

Ах да, я забыл рассказать, что в гостинице есть также и кухня с электроплитой польского производства (еще времен ПНР) холодильник – такой же древний, стол-тумба, обеденный стол и пара настенных полок. Соответственно в кухне имеется и посуда – кастрюля, пара сковородок (одна, в лучших традициях СССР - без ручки), кружки, ложки и тарелки.

Напротив кухни имеется комната для умывания – закуток перед кладовой, в которой стоит самодельный умывальник из раковины, «рукомойника» над ним и ведром под раковиной. Дверь в это помещение, к счастью, закрывается. Все остальные «удобства», в лучших традициях сельских «пятизвездочных» отелей, во дворе, благо забор двухметровый, кто куда идет не видно. Там же во дворе и подземный скважинный насос, с помощью которого можно в ведре принести воду для приготовления пищи и умывания.

Поев, попив чаю, поговорив, посмотрев на ноутбуке Колесова пару фильмов, наши герои пришли к консенсусу – время было позднее, пора было ложиться спать.

Владимир Викторович спросил Татьяну Федоровну, согласна ли она спать в одном помещении с мужчинами – она ответила, что ей придется это делать, ибо другого варианта она не видит, а в поездах, ей ездить приходилось не раз с еще худшими условиями … На том и порешили.

Поскольку номер был обычным, а не «люксом», при укладывании людей спать возник казус. Колесов обычно спал на кровати с левой стороны, эту кровать он «застолбил» и в этот раз. Представитель прокуратуры лег напротив Колесова – на кровати с правой стороны, женщина легла на кровати стоявшей у стены, рядом с дверным проемом.

У Владимира Викторовича на кровати был полный комплект белья и полотенце, причем кровать была уже заправлена, у Татьяны Федоровны, к тому же было еще и дополнительное шерстяное одеяло, а вот судье не хватило одной простыни, видимо при заправке его кровати про нее забыли. Поворчав Федор Валерьевич сказал, что ляжет в верхней одежде, так как спать без простыни его не прельщало…

Так прошел первый день командировки в с. Херпучи района им. П. Осипенко Хабаровского края состава районного суда и представителя прокуратуры…

V

Проснувшись рано утром (Владимир Викторович просыпался раньше всех, независимо от того, во сколько он лег спать, а Колесов и Татьяна Федоровна любили понежиться в постели) «командировочные» стали завтракать.

Спится, кстати, в с. Херпучи на удивление хорошо – наверное, сказывается горный чистый воздух, вдали от цивилизации…

Так как «гостиница» находится в здании сельской администрации, то примерно с 08.55 часов в ней начинают шуметь люди. Поскольку приезд судьи, представителя прокуратуры и адвоката - явление в с. Херпучи достаточно редкое, то посетители с их приездом начинают идти сразу по несколько человек. Не исключением был и этот приезд состава суда, хотя адвоката не было, недостатка в "ходоках" не ощущалось. С самого утра к ним стали приходить люди. С горем, пополам позавтракав, попутно дав несколько консультаций посетителям, состав суда выдвинулся для судебных заседаний в помещение сельского клуба, расположенное в бывшей артельской бане – довольно большом бревенчатом здании.

Следует отметить, что во времена СССР – с. Херпучи был очень богатым «старательским» поселением. Золота в окрестностях и сейчас было достаточно много, однако, с развалом Советского Союза и сменой курса политики правительства России с активной поддержки Северных территорий до полной отдачи их на откуп органам местного самоуправления, этот населенный пункт пришел в упадок. В нем еще можно увидеть остатки «былой роскоши» - добротные деревянные здания, недостроенную кирпичную школу, еще пока действующий аэропорт, но… Чем дальше, тем меньше у людей остается шансов выжить.

Несколько близлежащих поселков, где когда-то жили люди, уже закрылись, часть сейчас закрывается, а из остальных сел народ постепенно уезжает. Если государство вновь не станет поддерживать Север России, то рано или поздно, людей на нем не останется вовсе. Впрочем, что уж думать о Крайнем Севере и приравненных к ним территориям, если даже из теплого Владивостока люди уезжают на запад России…

В этот раз у суда было заседание по уголовному делу – само по себе уголовное дело не представляло ни сложности, ни особых проблем с вызовом и доставкой свидетелей. Проблема была в том, что обвиняемые – несовершеннолетние, а соответственно участие защитника, при рассмотрении уголовного дела обязательно. Адвокат с составом суда не прибыл, поэтому рассмотрение уголовного дела было отложено на следующий день – субботу. Забегая вперед, скажу, что адвокат в этот раз в с. Херпучи так и не прибыл, сотрудники милиции, с которыми он должен был плыть для совершения следственных действий, катер в Херпучи не направили, поэтому уголовное дело суд не рассмотрел.

Районный адвокат готов летать за свой счет, с условием, что командировочные расходы ему оплатят, однако оплачивать эти расходы адвокатская палата Хабаровского края не спешит, так как деятельность свою адвокат осуществляет в районе им. П. Осипенко, соответственно командировка ему и не положена, пусть как хочет так и добирается. Краевой адвокатской палате проще отправить адвоката из одной из городских коллегий, либо из соседнего района, пусть даже это и дороже обходится, зато Правительству края не нужно объяснять, почему командировка из одного населенного пункта района в другой пункт. В общем, как это у нас в стране принято не первый век - сапожник остается без сапог…

В этот же день, после обеда у Колесова был судебный процесс по уголовному делу. К счастью для Владимира Викторовича – без обязательного участия прокурора. Помощник прокурора остался в гостинице, где стал готовить ужин, а также принялся решать некоторые иные служебные проблемы – как-то: проверка полноты и своевременности заработной платы работникам местного ЖКХ, принятие заявлений от граждан, получение объяснений от должностных лиц и т.п. – в общем, обычные трудовые будни…

На следующий день вновь в помещении сельского клуба состоялось еще три процесса – уголовный, закончившийся новым отложением уже на декабрь месяц и гражданский процесс – который рассмотрели вполне успешно. Точнее говоря, для истца неуспешно, ибо он не выполнил, действий, предписанных ему судом, без которых принять решение в его пользу было невозможно. Третий - гражданский процесс вновь окончился отложением.

В воскресенье целый день наши герои отдыхали – смотрели видеофильмы на ноутбуке, разговаривали, кушали, днем прошлись по магазинам, купив все необходимое.

В понедельник судом было продолжено рассмотрение оставшегося гражданского дела, которое, сообщаю, забегая вперед, окончательно было рассмотрено лишь во вторник. В этот раз, Владимир Викторович из интереса присутствовал на процессе, в качестве посетителя, а после процесса еще раз объяснил истцу, что от него требует суд. И этот истец, в итоге, требований суда и подсказок прокурора не выполнил, поэтому и судебное решение было не в его пользу…

Во вторник должен был состояться отлет самолета. С утра небо затянули тучи, пошел противный моросящий дождь, перешедший в мокрый снег… Владимиру Викторовичу, Федору Валерьевичу и Татьяне Федоровне стало понятно, что, как минимум на один день их вылет откладывается. Тем не менее, они приготовились к отъезду. Личные деньги у них с собой были, ибо каждый из них знал – что в Херпучах можно «застрять» надолго.



Одна из мелких речушек - притоков Амгуни...


В среду и в четверг самолет тоже не улетел. Ожидание и неопределенность вызывает тоску; как говорят пожилые люди – «хуже нет того, чем ждать иль догонять»… На первый взгляд, ожидание стало приносить свои результаты - в пятницу погода улучшилась, возник шанс, что вылет состоится…

Утро пятницы началось со звонка в аэропорт, звонил Владимир Викторович:
- Здравствуйте, а мне бы хотелось узнать, будут ли самолеты из Херпучей сегодня или завтра?
- Нет, не будут, ни сегодня, ни завтра.
- А в чем проблема?
- Проблема во взлетной полосе, ее ремонтируют.
- А когда ремонт закончат?
- Не знаю, позвоните начальнику аэропорта.
- Хорошо, какой у него телефон?
- 26-Х-ХХ.

Позвонив начальнику Херпучинского аэропорта, Владимир Викторович выяснил, что вероятность того, что полосу сделают к субботе, равна нулю, к понедельнику полоса тоже не будет готова, вылет самолета во вторник – под большим вопросом, ибо погода вновь начала портиться.

Судья и помпрокурора стали искать другие способы выбраться из с. Херпучи. Прежде всего, была прозондирована возможность уплыть по воде с кем-либо из местных жителей, пусть даже и за свой счет. К сожалению, никто плыть не собирался. Затем была прозондирована возможность отправки за ними катера администрации района, этот способ выбраться из с. Херпучи тоже оказался невозможным. В администрации не было ни ГСМ, ни водителя. Представители отдела образования, собиравшиеся плыть в с. Херпучи, должны были прибыть не ранее вторника, и возвращаться не ранее четверга. Это не устраивало ни судью, ни представителя прокуратуры, так как у обоих было множество недоделанной работы в с. им. П. Осипенко, более того, судья оставался за председателя суда, так как сам председатель и второй федеральный судья уходили в отпуск. Более того, было назначено судебное заседание с участием трех федеральных судей, на которое Колесов не успевал. Впрочем, в четверг должен был лететь вертолет, но погодные условия могли помешать и этому...

Существовал еще окружной путь – доплыть до п. Тыр Ульчского района Хабаровского края, откуда на «Метеоре» (быстроходном пассажирском катере) доплыть до г. Комсомольск-на-Амуре, затем на автобусе прибыть в с. им. П. Осипенко. Проблема была в том, что «Метеор» мог и не остановиться в п. Тыр, но он всегда останавливался в с. Богородское этого же района, из которого можно было уехать в г. Комсомольск-на-Амуре и автобусом, если на «Метеоре» не хватит мест.

Судья и представитель прокуратуры, решили, что будут проверять одновременно все возможности убыть из с. Херпучи и добраться до с. им. П. Осипенко.

Наступила суббота – вылет самолета не состоялся, поскольку ремонт взлетной полосы окончен не был. В субботу же Колесов предложил сходить в баню к одной из его знакомых, возражений ни от Татьяны Федоровны, ни от Владимира Викторовича, ибо в связи с перебоями в подаче электроэнергии с ДЭС, в которой были очень большие проблемы с количеством завезенного дизельного топлива, им, мягко говоря, надоели. Не секрет, что если нет электроэнергии, то котельные не работают, ибо вытяжка дыма из трубы осуществляется электровентилятором… В гостинице было холодно – столбик термометра не доходил даже до 15 градусов тепла, а на улице в середине сентября выпал первый снег, который так и остался лежать на сопках вокруг…

VI

Вечером в субботу наши герои, созвонившись с хозяйкой бани, и убедившись, что баня топится стали добираться до соседнего села – Оглонги, в котором и проживала знакомая Колесова – главный врач участковой больницы – Большакова. Так как была суббота, общественный транспорт в Херпучах отсутствовал как класс, а договориться с автомобилем не удалось, в баню пошли пешком.

Большакова, не смотря на звучную фамилию, была женщиной невысокого роста, со склонностью к полноте, веселая, открытая и очень любившей компании. Идти пешком из с. Херпучи до с. Оглонги примерно 5-6 км из которых три четверти пути в горку, потом километровый крутой спуск, поворот налево и вновь километровый крутой подъем.

Усадьба, в которой жила Большакова – была олицетворением того достатка, который был возможен во времена СССР советским гражданам, жившим в северных районах и не собиравшихся переезжать «на Запад». Дом выстроен из дерева, внутри и снаружи обшит доской, покрытой лаком. Все строения – баня, сарай, летняя кухня (называемая здесь "стайкой" или "чаеваркой"), гараж соединены между собой крытыми коридорами. Естественно, что сделано это исходя из необходимости – суровых морозных зим и большого количества выпадающего снега. В общем, под определение бани из того анекдота, где раздевалка через дорогу, баня Большаковой явно не подходит.

В доме у Большаковой, как всегда было много гостей – несколько геологов (и сейчас на Дальнем Востоке разрабатываются золотоносные месторождения), капитан речного теплохода, врач местной больницы, еще несколько людей различных профессий. Странникам вновь не повезло, как выяснилось, баня в этот день была подвергнута ремонту – в ней меняли полы и едва успели закончить к вечеру, но она топилась. Сначала помылась Татьяна Федоровна, затем кто-то из гостей после них пошли судья и прокурор…

Федор Валерьевич и Владимир Викторович любили очень жаркую баню, но к сожалению, их мечтам осуществиться было не суждено. Перекрытие, отделявшее моечную от парилки в бане, восстановить не успели, печь была прогрета слабо, крутого пара, от которого «уши заворачиваются» и в помине не было.

К тому времени, когда баня более или менее прогрелась, ни какого желания париться у Колесова уже не было, Владимир Викторович все равно немного пропарился, самостоятельно подкинув дров, но удовольствия от бани не получил, впрочем, помылись – и то хорошо...

После бани, пока Владимир Викторович и Татьяна Федоровна остывали, Колесов успел подружиться с капитаном теплохода и прозондировать возможность уплыть с ним до п. Тыр или с. Богородское вверх по Амуру. Капитан – мужчина лет 50, с аккуратными усиками, седыми волосами, движения которого напоминали неторопливую грацию домашнего кота, согласился довезти наших героев хоть до самого Хабаровска - бесплатно.

Владимир Викторович по лицу капитана, не отрывавшего взгляда от Татьяны Федоровны, понял, что основная причина его согласия в том, что женщина эта ему очень понравилась. Неопределенность была в том, что капитан не знал, когда он отплывет. Отплыть корабль мог либо в воскресенье, либо в понедельник утром. Колесов договорился с капитаном, что в воскресенье они созвонятся и если отплытие состоится, приедут.

Отблагодарив хозяйку за гостеприимство, состав суда пешком же отправился домой. После недогого спуска подниматься в горку было гораздо тяжелее, чем до этого спускаться вниз. Самым молодым был помпрокурора, легче всех поднявшийся наверх. Куда тяжелее было подниматься Татьяне Федоровне и Федору Валерьевичу, но и они справились.

Как это часто бывает в кино, но почти никогда не бывает в жизни, лишь успели они подняться на перевал, сзади их догнал автомобиль – причем милицейский УАЗ. Учитывая должности наших путешественников, водитель не только довез их до гостиницы, но и пообещал на следующий день отвезти на пристань в с. Оглонги.

Переночевав, позавтракав, выяснив название корабля и еще раз убедившись, что в понедельник на самолете вылететь из с. Херпучи они не смогут, наши путешественники с вещами поехали в с. Оглонги. Приехав и найдя судно, называвшееся «Селинит» они узнали, что капитан куда-то уехал. Поговорив с командой, они узнали, что отплытие состоится в том случае, если придет один катер, но если катеров будет два, то отплытие отложится до понедельника. Объяснение нелогичное, потому что наши герои предполагали, что на катерах будет груз, но зато конкретное и понятное.

Прождав капитана почти три часа, наши герои увидели, что приплыл один катер. Обрадовавшись, они продолжили ждать капитана, когда капитан приехал, разговаривать с ним ушел Колесов. Вернувшись, судья сообщил, что отплытие состоится лишь завтра в 08.00 часов, так как второй катер не приплыл из-за поломки. За сломанным катером съездят и отбуксируют в безопасное место, на что и уйдет этот день. Чтобы не злоупотреблять гостеприимством капитана, судья, представитель прокуратуры и секретарь судебного заседания решили переночевать в гостинице, а утром отправляться в плавание. С водителем милиционером судья договорился о том, что утром в понедельник он отвезет их к пристани, после чего наши «соратники поневоле» вернулись в гостиницу.

Следует отметить, что милицейский УАЗ, на котором они приехали на пристань, заводился только «с толкача», так как аккумулятор на нем «приказал долго жить», поэтому водитель останавливал автомобиль всегда перед спуском. Спусков и подъемов в Херпучах и Оглонгах достаточно много, но вероятность того, что автомобиль утром не заведется имела место быть. Впрочем, надежда умирает последней…

VII

В связи с предполагаемым отплытием судна в 08.00 часов, наши герои встали достаточно рано. Утро было серым, но на небе виднелись прояснения, погода обещала полную неопределенность, что лишь усилило уверенность путешественников в правильности принятого решения. Впрочем, как оказалось позднее, решение они приняли и воплотили в жизнь вопреки провидению.

Собравшись и позавтракав, примерно с 07.30 часов они стали ждать автомобиль. Время шло – 07.35, 07.40, 08.00, 08.30, 09.00 часов – автомобиля не было. Колесов стал звонить водителю милиционеру трубку телефона никто не брал… Позвонил главе сельской администрации – тот «обрадовал» тем, что на УАЗе администрации проблемы со «сцеплением», поэтому отвезти не сможет. Третий звонок оказался относительно удачным – отвезти в Оглонги к пристани их согласился один из жителей Херпучей – депутат сельского совета Сергеевич. Предвкушение скорого отплытия у наших героев сначала сменилось надеждой, что капитан дождется их, затем унынием, которое перешло в равнодушие, но начатое путешествие через "Пуп Земли" они решили продолжить не смотря ни на что.

Подъехав примерно к 09.30 часам на автомобиле Тойота «Корса» Сергеевич повез их в Оглонги. По дороге стало ощущаться, что автомобиль нуждается в ремонте. Сергеевич честно предупредил, что, не смотря на замену топливного и масляного фильтра, дизельный мотор «не тянет» сильно загруженный автомобиль. Владимир Викторович удивился, узнав, что на этом автомобиле установлен дизельный мотор, но решил, что плохого в этом мало, ездит автомобиль – да и ладно, зря он так решил, но об этом ниже…

Сергеевич, будучи высоким и крепким мужчиной ростом выше 180 см. весил примерно 90 кг., почти столько же весил и помпрокурора, Колесов и Татьяна Федоровна на двоих весили примерно 130-140 кг., плюс к этому багаж… С несколькими остановками из-за глохнувшего мотора с горем пополам форсировав перевал и спустившись к с. Оглонги, автомобиль заглох окончательно и больше не заводился...

Владимир Викторович хмуро улыбнулся и сказал Колесову:
- Федор Валерьевич, у меня складывается такое впечатление, что кто-то или что-то нас не хочет отпускать из этого места...
- Это, наверное, кто-то из вас двоих согрешил, - ответил Колесов.
- Может быть из нас троих? - с улыбкой, ответил помощник прокурора.

К счастью, в это время мимо проезжал автомобиль ВАЗ 2104, безымянный водитель которого любезно согласился довезти наших героев до пристани. С невероятной скоростью перенеся вещи и пересев в очередной автомобиль, откомандированные поехали дальше. В этот раз до пристани они доехали без приключений, почти без приключений…

На пристани путешественникам стало понятно, что теплоход «Селинит» уже отплыл. Его еще было видно, но вопрос заметят ли их с судна или нет, оставался открытым. Покричав, помахав руками, наши герои решили, что отплыть им уже не удастся, но корабль, стал разворачиваться и приставать к берегу примерно в километре от пристани. Вернуться на место стоянки ему уже не удавалось, слишком далеко отплыл…

Обрадовавшись, схватив вещи, наши герои помчались к судну. Идти пришлось через лес, причем окружным путем, ибо дорогу им преградила протока шириной порядка 4-х метров, перепрыгнуть которую было довольно сложно. Двигаясь, даже окружным путем, им пришлось пересекать двухметровый участок водной глади. Однако, не смотря ни на что, судья, представитель прокуратуры и женщина-секретарь, уставшие, с промокшей обувью, облепленные семенами череды, но довольные и счастливые загрузились на судно и отплыли…

VIII

Плыть было достаточно долго, ибо скорость движения судна вверх против течения Амура достигала лишь 12 километров в час, а плыть до с. Богородское больше 100 км. Те, кто плавал речным транспортом, знают, насколько красивыми могут быть окружающие пейзажи. В течение дня Владимир Викторович, Татьяна Федоровна и Федор Валерьевич наслаждались видами природы.

Буро-ржавые склоны гранитных сопок, покрытые золотыми березами, перемежающимися кроваво-красными кленами, еще зелеными лиственницами, вечнозелеными соснами, елями и пихтами сменялись желто-зелеными полями, на которые практически не ступала нога человека… Небо, как на заказ было покрыто кучевыми облаками, дополнявшими красоты дальневосточной природы. Владимир Викторович в очередной раз пожалел, что не взял с собой фотоаппарат…

Когда стемнело, теплоход пристал к берегу для ночлега. Ночевать Владимиру Вадимовичу и Федору Валерьевичу пришлось в кубрике, женщина, по настоянию капитана осталась ночевать в кают-компании, где было теплее. Не смотря на то, что Владимир Викторович спал под двумя шерстяными одеялами, не снимая верхней одежды, к утру, он замерз. Температура воды была не выше 10 градусов, стены в кубрике были металлическими, а воздух ближе к рассвету остыл до нулевой температуры. С восходом солнца, корабль продолжил свой путь. В этот день небо было практически чистым, а примерно к 9 часам воздух прогрелся до 10-12 градусов тепла, позавтракав, наши герои стали ждать прибытия к пристани с. Богородское.

Метеор должен был отправиться в 11.00 часов, «Селинит», «на всех парах» двигаясь со скоростью 10-12 км в час, едва-едва успел приплыть к 10.50 часов. Попрощавшись, наши герои поблагодарили капитана корабля за помощь, ибо от денег он отказался. Не обошлось и без прощальной сцены – капитан написал на листке бумаги номер своего телефона и попросил Татьяну Федоровну перезвонить ему. Выполнила ли она его просьбу или нет – автору неизвестно…

Подплывая к с. Богородское, Колесов по мобильному телефону созвонился со своей знакомой, тоже районной судьей, проживающей в этом селе. Благо, что появилась мобильная связь, впервые с момента их командировки в с. Херпучи. Колесов договорился о том, что в случае, если они не попадут на «Метеор» его знакомая поможет решить вопрос с гостиницей или автобусом, а заодно и с обедом.

Сойдя на берег, судья, помпрокурора и секретарь суда встретились местной судьей, как выяснилось, женщины между собой были знакомы, так как судья когда-то давно работала в ОВД района им. П. Осипенко. Немного поговорив, наши путешественники прошли к пристани. На пристани уже стояло около 30-35 человек, страждущих попасть на "Метеор".

- Да уж, народа много, - сказал вслух Колесов, могут и не взять!
- Посмотрим, может всем места хватит, ответил прокурорский работник.

Тем временем, метеор приближался к пристани, приближался он достаточно быстро – со скоростью порядка 50 км в час. Подъехав к пристани, корабль начал прием пассажиров. На самом деле начался не не прием, а атака пассажиров мостков, соединяющих судно и пристань. Люди, не смогшие уехать на предыдущем «Метеоре» волной хлынули на корабль. Когда в "Метеор" протиснулось порядка 20 человек, капитан судна в рупор закричал: «Все, …, отчаливаем …, а то не дойдем …, некуда уже народ девать!». Для связки слов капитан использовал термины нелитературного русского языка, что неудивительно, ибо корабль действительно был до отказа набит пассажирами, стоявшими везде, где только можно.

Состав суда и представитель прокуратуры, прибывшие на пристань за 5 минут до отплытия, пользоваться своим служебным положением, расталкивая обычных пассажиров и «качая права» не стали. Районная судья – Валентина Петровна, сказала им, что поедет и сама в г. Хабаровск, поэтому решит вопрос с билетами на автобус до с. Селихино (под г. Комсомольск-на-Амуре) для всех, а пока предложила пообедать. Автобус отправлялся в 14.00 часов, поэтому времени на обед было предостаточно...

После "приема пищи", приобретения билетов и решения иных, насущных проблем, типа зарядки севших аккумуляторов мобильных телефонов, наши герои отправились к автобусу. Автобус оказался от того же перевозчика, что возил пассажиров из Хабаровска до Осипенко – водитель один из самых быстрых, по опыту неоднократных поездок Владимира Викторовича. Дорога же от Богородского до Селихино стала настоящим испытанием для людей и автобуса – на некоторых участках "н7апрвления" ее просто не было. Та грунтовка, что идет до с. им. П Осипенко от г. Комсомольска-на-Амуре в сравнении с дорогой до с. Богородского выглядит, как немецкий автобан… Чего только стоит только одна из ночных остановок напротив вагончиков дорожно-ремонтной организации километрах в трехстах от пункта отправки…

Автобус корейского производства, рассчитанный на 40 с лишним пассажиров, проезжая яму находящуюся прямо напротив ДРСУ застрял в ней. Причем застрял так, что едва не оторвал задний бампер. Пассажиры вышли, вышел и водитель который осмотрел автобус и пошел в ДРСУ. Через некоторое время из-за ворот ДРСУ выехал автомобиль «Урал»- «вахтовка», который тросом вытянул автобус из ямы. Еще раз, осмотрев автобус, водитель завел его и двинулся дальше.

Кстати, еще в светлое время суток, проезжая портовый город Декастри, Колесов в шутку предложил остальным путешественникам выйти на Декастри, где сесть на морское судно, доплыть до г. Владивосток, а из него до Хабаровска поездом, автобусом или самолетом, коль уж они все равно делают такой крюк. Наши путешественники посмеялись, и поехали дальше, потому что путешествие их уже несколько утомило, а ехать было еще больше суток…

В с. Селихино Комсомольского района автобус прибыл примерно в 05.30 часов. К счастью, остановился он рядом с кафе, где "командировочные" смогли позавтракать и стали ждать утра. Утром Колесов созвонился с еще одним своим знакомым, который любезно согласился подбросить их до г. Комсомольск-на-Амуре, приехал он примерно к 08.30 часам, но довезти их до города без приключений тоже не смог. Этот участник описываемых событий превысил скорость, за что был оштрафован сотрудниками ГИБДД. Тем не менее, до автовокзала г. Комсомольск-на-Амуре состав суда и помощник прокурора добрались, где сразу же приобрели билеты на автобус до с. им. П. Осипенко. Как им казалось тогда, их приключениям приходит конец… Впрочем, настороженность еще оставалась, ибо неудачи преследовали их всю дорогу.

Колесов, созвонившись с последним из своих многочисленных знакомых, предложил всем пообедать нормальной домашней еды у его друга. Никто из участников этого приключения возражать не стал, тем более, что автобус по расписанию отправлялся в 14.30 часов, а ехать по времени было еще, как минимум до 22.00 часов, а то и до 23.00 – 24.00 часов, если не дольше...

Добравшись до квартиры друга Колесова, на его Ниссан-Террано, пообедав и еще раз зарядив мобильные телефоны, примерно в 14.00 часов, наши путешественники отправились на этом же автомобиле, под управлением жены гостеприимного хозяина. Не доехав до автовокзала, путешественники обнаружили невозможное. В центре города, при езде на автомобиле Нисан-Терррано, водитель умудрилась пробить заднее левое колесо. При попытке его заменить Колесовым был сломан рычаг домкрата. В общем, приключения еще не закончились… Приехав на такси к месту поломки, знакомый Колесова созвонился с одним из своих друзей, тот, подъехав на очередном автомобиле японского производства, довез их до автовокзала за лишь пять минут до отправления автобуса. Схватив вещи и прибежав на остановку, путешественники узнали, что рейс задерживается до 15.00 часов. Махнув на все рукой, ничему уже не удивляясь, и не беспокоясь более ни о чем, судья, секретарь суда и помощник прокурора стали ждать автобуса, вспоминая случаи из собственной жизни, когда рейсовый автобус приезжал в с. им. П. Осипенко с опозданием.

Самым грустной историей оказался случай с Владимиром Викторовичем, который едва не замерз прошлой зимой, когда автобус, едва заехав за п. Березовый сломался так, что водителям, вместо охлаждающей жидкости в радиатор пришлось заливать дизельное топливо из бака. Печка естественно не работала, на улице и в салоне автобуса было примерно минус тридцать, а до пункта назначения автобус добрался только к 09.00 часам утра. Впрочем, пока на дворе была еще осень, поэтому поломок автобуса никто из участников этой веселой командировки не боялся.

Загрузившись в автобус, который отправился примерно в 15.10 часов, наши путешественники ехали, будучи готовыми, к любым ударам судьбы...

Каждый раз, проезжая по дороге от Комсомольска-на-Амуре до с. им. П. Осипенко, пассажиры рейсового автобуса проезжают мимо местного пупа земли. Пуп земли выглядит весьма своеобразно, но достаточно красиво. Автору некогда представилась возможность запечатлеть его, ниже Вы можете посмотреть на его фотографию.



Вот он - Пуп Земли:)


Долго, ли коротко ли, но примерно к 20.00 часам автобус прибыл в п. Березовый. Дорога после дождей была пройдена грейдером, после чего укатана лесовозами, поэтому ехать можно было даже автобусу с весьма приличной скоростью. Прибыв в этот населенный пункт путешественники пережили еще одно приключение…

IX

Выйдя из автобуса на свежий воздух, созвонившись с родными и сообщив им, что до п. Березовый автобус доехал благополучно (напоминаю, от него до с. им. П. Осипенко примерно 150 км, через с. Бриакан, до которого от Березового примерно 90 км), наши друзья стали смотреть за происходящим вокруг.

В п. Березовый в автобус решили загрузиться вместе со своими баулами несколько женщин предпринимателей. Одну из женщин звали Майя. Выглядела она соответственно – черно-желтая куртка, полная фигура, круглое лицо...

Майя и ее подруги не спросив разрешения у водителей автобуса начали активно носить в автобус баулы. Баулы – огромного размера клетчатые сумки китайского производства, с китайским же ширпотребом складывались на сиденья – благо, в п. Березовом вышли практически все пассажиры, а до п. Осипенко их ехало не более 7-8 человек. Общими усилиями занеся семь баулов Майя стала бегать от подруги к подруге по салону и кричать, что не хватает одной из ее сумок. Другие предприниматели сказали ей, что они все сумки занесли, помогал им в этом «какой-то парень» - их сумки все на месте. Не обнаружив свою сумку в салоне автобуса, не смотря на все поиски, Майя побежала на ЖД вокзал, возле которого и стоял автобус.

Следует отметить, что вокзал в п. Березовый – памятник всесоюзной стройки БАМа – огромное кирпичное здание, рассчитанное на нахождение в нем одновременно нескольких сотен пассажиров, с парой скамеек отстоявших друг о друга на десять метров и двумя туалетами - женским и мужским, каждый на два места. В общем, построен вокзал в лучших традициях заботы о благе народа.

Через пару минут, Майя принесла из здания вокзала свой баул и стала предъявлять претензии остальным предпринимателям, по поводу того, что они загрузили лишь свои вещи, а за ее баулом не уследили. Как выяснилось "тот парень", воспользовавшись суматохой, унес один из ее баулов в здание вокзала, где припрятал за скамьями, но Майя его нашла и вернула. Пока женщины препирались, у водителя автобуса не выдержали нервы, он заявил, что раз они не слушали его, когда он просил их подождать с загрузкой баулов, то заплатят они за каждый из баулов по 200 рублей, чтобы в следующий раз им неповадно было. Узнав, что за багаж им придется платить, Майя и ее подруга стали возмущаться, заявив, что не допустят такого издевательства (каждой из них пришлось бы заплатить на целых 200 рублей больше, чем обычно). Водитель автобуса предложил им в таком случае выгружать баулы и искать грузовик. С эпатажным возмущением женщины выгрузили сумки и стали требовать возвратить им деньги за билеты, на что водитель предложил им пройти в кассу, сказав, что он им билеты не продавал, за исключением багажных билетов, которые ему теперь придется списывать.

Майя стала возмущаться еще громче, угрожать тем, что обратится в суд, в налоговую инспекцию и в отдел по защите прав потребителей. Колесов, безучастно выслушивая ее крики, обращаясь к Владимиру Викторовичу и Татьяне Федоровне, в шутку сказал, что состав суда уже в автобусе, сразу ее заявление и рассмотрит, что вызвало у них приступ гомерического хохота.

Выгрузив сумки с товаром, Майя и ее подруги ушли, а автобус, простояв вместо положенных 10 минут целых полчаса, поехал дальше.

Остаток дороги наши путешественники доехали без приключений, а в начале первого часа ночи четверга каждый из путешественников вышел на своей остановке и ушел к себе домой, где его ждали родные...

XI

Все путешествие заняло больше трех суток - с понедельника по среду включительно. Утром в четверг, придя на работу, Колесов, Татьяна Федоровна и Владимир Викторович узнали, что во вторник самолет из Херпучей до Осипенко летал, и они могли бы прибыть на работу на сутки раньше. Услышав эту новость никто из них не пожалел о пережитых мгновениях этого путешествия, ибо жизнь – сложная штука! Нам, простым смертным, никогда не узнать в чем мы выиграем, а в чем проиграем. Главное - двигаться вперед, преодолевая все трудности, возникающие на пути и не сдаваться – никогда, никогда, никогда, никогда, никогда не сдаваться!

С уважением, Freevad.
Оценитe материал

Возможно вас заинтересует

Популярные новости

Сейчас обсуждают