Превед, Аццкий Сотона!

для раздела Блоги
Посвищаица гаспадину Мидведаффу

Превед, Аццкий Сотона.

Внимание (Ахтунг!):

Данный рассказ является иронично-цинично-сатирическим, в рассказе использованы понятия, распространенного в Интернете (и не только), жаргона Падонков, языка Преведов и т.п. в том числе и эрративные формы слов, характерных для ненормативной лексики. В связи с этим, данный текст не рекомендуется читать высокоинтеллигентным людям, не приемлющим жаргонизмов и борющихся за «чистоту» русского языка, а также лицам моложе 16 лет.

Рассказ достаточно циничен, хотя надеюсь и «приколен». Лично я не могу отнести себя к «касте» падонков, все написанное является пародией на «креатифф падонкафф» и не должно восприниматься серьезно.

Для того, чтобы избежать кривотолков, разъясняю: в моем рассказе не содержится призывов к изменению конституционного строя какой либо страны, к употреблению наркотических средств, психотропных веществ или алкоголя, а также курению. Я, считаю, что наркотики – это путь в никуда, влекущий к полной деградации личности, и ранней смерти наркомана. Кроме того, я никогда не был в городе Бабруйск, это полностью вымышленный населенный пункт, город Бабруйск, не имеет ни какого отношения к реальному городу Бобруйску.

Все совпадения имен и событий являются случайными и не связаны с реальной действительностью.

Внимание (Ахтунг+1!):

Прежде чем, читать рассказ, рекомендуется изучить статью о жаргоне падонков в Википедии по данному адресу в Интернете:
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%96%D0%B0%D1%80%D0%B3%D0%BE%D0%BD_%D0%BF%D0%B0%D0%B4%D0%BE%D0%BD%D0%BA%D0%BE%D0%B2
(скопируйте ссылку полностью и вставьте в адресную строку Вашего Интернет браузера).



Карта Бабруйска


Первыйнах:

Давным-давно, в три-седьмом царстве, три-пятом государстве, недалеко от славного града Бабруйска, жили-были два друга: Хрен да Подпруга…, ой Ёпт, сбился, не так все было. На самом деле возле Бабруйска жили два брата - однояйцевых близнеца. Ну, в смысле, у них было только по одному яйцу у каждого. Кто говорит, что они в пелотке за что-то там зацепились, когда рожались, кто говорит, что акушер был с бодуна и поотрывал им по одному яйцу от зависти, но то, что были братья однояйцевые близнецы – это факт.

Один брат был рыжий, и звали его Падонак, а второй брат был черноволосый, отзывался он на погоняло Подоног, и были они ацтойные Песдуховные падонки.

Как то раз, эти два брата-акробата, сидели дома. Падонак решил подкинуть фтопку немного шышечек, и увидел, что они кончились. А дело было толи утром, толи летом, толи в полдень, толи во дворе, никто точно уже и не помнит. В общем, немного погодя, состоялся межу ними такой разговор:

Падонак: эй, Подоног, у нас шышки кончились, осталась только гидроколбаса и три корочки хлеба.
Подоног: а мне пох, йа спать хачу.
Падонак: а че ты будешь делать, когда проснешься, фтопку кидать нечево, замерзнешь, мля.
Подоног: Мля, в натуре замерзну, но все равно мне впадлу вставать, хачу спать.

Видя, что Подоног вставать не собирается, Падонак взял ведро с гидроколбасой и облил Подонга прямо на диване, где тот спал, с криком: «Вставай, мля, Пендос, а то замерзнешь, заводи газенваген, поедем в лес за шышками».

Естественно, Подоног подорвался с постели, и между братьями произошла потасовка, в результате которой у каждого под глазом появилось по фингалу. Тем не менее, ехать за шишками в лес они все же решились. Да и по природе они соскучились, в «реале» уже не были стопицот минут, все в «онлайне», да в «онлайне» сидели, вот и решили посидеть на опушке леса в реале, полежать на травке, посмотреть на красно солнышко, расслабиться.

Сев в газенваген, братья Песдуховные падонки, решили сначала заехать в гости к своим знакомым пелоткам-пэтэушнегцам, двум подругам по имени Блондинко и Кисакуку. Надо сказать, что Кисакуку и Блондинко были отличницы и красаветцы, и учились они в ПТУ № 13 г. Бабруйска на седьмом курсе факультета Албанцкого йезыка в группе «Лексика и физиология Албанцкаго йезыка, мифы и реальность». Кисакуку была рыженькая, а Блондинко – жгучая брюнетка.

После довольно длительной поездки по кривым улочкам города Бабруйска, мимо домов с кирпичными, бревенчатыми и шлакоблочными апстенами, газенваген с братьями Песдуховными падонками подъехал к общаге №7 ПТУ № 13.

Как всегда, на вахте, в общежитии сидела злобная тетя Иннна… Которая была против всякого разврата, и пускать братьев внутрь отказалась. После долгих препирательств с Иннной, братья прорвались на минус седьмой этаж, к девахам. Так, как Падонак был рыжий, и женщинам он нравился гораздо больше, чем угрюмый Подоног, договаривался о совместной поездке с Кисойкуку и Блондинко Рыжий Падонак.

Между парнями и девушками состоялся разговор, примерно такого содержания:

Падонак: Превед, пелотки, как жисть?
Кисакуку: Да ни чиво, вот по аське курсавики пишим, а у Вас как дила, кросавчеги?
Падонак: Да вот, у нас с Подоногом шишки кончились, хатим в лес съездить, насобирать немнога.
Блондинко: А че в лису щас как, харашо или тимно?
Падонак: Да в лесу щас самый смак, шишки паспели ващенах, травка зеленеет, небо синее, красота… Поехали с нами, атдахнем, расслабимся!
Кисакуку: Подоног, а ты че малчишь, ты с нами штоли не паедешь?
Подоног: Да, не пачиму, йа паеду, йа типа за рулем, тока в аптеку заскочим, йа к чаю чиво нибуть куплю.
Блондинко: В аптеку, заедишь, гаваришь, тогда я с вами поеду, тока мне ищо купи аскорбинку, такие бальшие белые канфетки в празрачных абертках.
Подоног: Да, ни вапрос, куплю.
Падонак: Кисакуку, а ты паедишь с нами, я тибе тоже аскорбинку куплю.
Кисакуку: Ну-уу-у, я ни знаю, я курсавик ваще пишу, в аське, а ты шышки са мной собирать атдельно пайдеш?
Падонак: Канечно, пайду, и матрас надувной вазьмем, чтоб их складывать удобней было.
Кисакуку: ну тогда поехали, тока нам надо носики припудрить, падаждёте?
Подоног: Пелотки, а вам два часа хватит, штоб по быстрому, за пять минут собраться?
Кисакуку и Блондинко в ответ: Хватит, приезжайте через три часа, будем ждать.

После этого братья поехали в Бабруйский аптеку-супермаркет закупаться продуктами и средствами защиты. Отстояв очередь, и купив все, что желали девушки, они подъехали к общежитию ПТУ №13. Естественно, Кисакуку и Блондинко опоздали на полчаса, но зато они были нарядно одеты, умыты, побрили свои ножки, подмышки и все другие места.

Падонак к Кисакуку и Блондинко: Ну че, паехали?
Кисакуку и Бландинка: паехали, пацаны!

Загрузившись в газенваген, Падонак, Блондинко, Подоног и Кисакуку поехали в лес. Надо сказать, что дорога от Бабруйска до ближайшего леса, очень длинная, чтобы доехать до леса, надо пересечь «море йаду для аффтаров», а паром, ходит так, как желает его хозяин, Пьяный Йожик – не головы, не ножек, то есть, как придется.

Выехав из Бабруйска, газенваген въехал в с. Бабруифка-Бояния. Как всегда в деревне шли какие-то гулянья. Проезжая по центральной улице села, автомобиль наехал на два музыкальных инструмента: такой [:]||||||||||[:] и такой [:]\/\/\/[:]. Машина подпрыгнула и застряла между этими инструментами, сидевший за рулем Подоног, выругался: «БПФНМ, опять гормошко под калесами раскидали!». Падонак, как всегда, в таких случаях, глубокомысленно уточнил: «Ни гармошко, а бояны, Брат».

По деревне, навстречу парням и девушкам, сидевшим в газенвагене, шли два сельских бояниста, игравшие на баянах и певшие развеселые частушки. Падонак завел с ними разговор:

Падонак: Превед, боянисты, какдила?
Боянисты: Превед Песдуховные Падонки и пелотки, дила наши ничо, щас перецца будим!
Падонак: А че у вас тут опять за празнек?
Боянисты: не у нас не празнек, мы горе отмечаем!
Падонак: А че помер, что ли кто-то?
Боянисты: Ну, да, тут у председателя теща помирла, вот хароним и плачим, уже порвали два бояна!
Подоног: да мы заметили гормошко, памагите газенваген талкнуть!
Боянисты: Учи матчасть! В Бабруйск животнаи!

После этого, каждый из боянистов вытащили из-под колес газенвагена по одной гормошке и откинули их в сторону, а газенваген помчался дальше.

Подъехав к парому, наша компания увидела, что Пьяный Йожик находится в состоянии тяжелой депрессии, он был синий, до потери пульса и дыхания. После непродолжительных плясок с бубном, Подоногу, который, не смотря на то, что был немногословен, отличался умом и сообразительностью и имел высшее образование, в моск Йожика, с помощью сопутствующего дивайса, удалось проинсталлировать прогу, которая включала центр, дыхания. Вспомнив, как дышать, Йожик поднялся и открыл глаза.

Подоног, обращаясь к Йожику: Дабро пажаловать в реальный мир, Йожик, ты че, Йожик, с синьки на белую смерть перешол? Пачему ты забыл, как дышать?(1) Сматри, так не шутят, если бы не мы, как бы ты очнулся?

Йожик: Да не, я завязал, тут недавно аффтар Freevad, приходил, скотина, полморяйаду выпил, аж паром на мель сел, а ему хоть бы что, обратно ушел. А мне без парома нельзя, поэтому я дико загрузился, и стал депрессовать. Но тут пришол Аццкий Сотона, мужык просто жесть, я от его высера, так нипадеццки испугался, что ваще ужоснах, аж забыл, как дышать, харашо вы пришли, напомнили. Ну, за ето я вас на тот берег и обратно бисплатно отвезу. Благо, Аццкий Сотона добавил в море йаду.

Загрузившись на паром, вместе с газенвагеном, и подругами, компания друзей переплыла на «тот берег».

Ступив на «тот берег», обе пелотки, в один голос ахнули: «Вау, как гламурно, просто жесть!».

Еще бы, представьте себе вековой, дремучий бор, где сосны, стоят как колонны в древнегреческом храме, на опушке леса, растет пушистый подлесок, реденькие кусты, грибов столько, что аж, глаза разбегаются. Тут тебе и белые, и подосиновики, и опята, и грузди, и боровики. А мухоморов, столько, что земля от них красная. Трава на опушке мягкая, мягкая, как ворс на дорогом персидском ковре. Птички поют, воздух наполнен озоном, дышишь, как будто пьешь свежесть.

Идиллическую картину портило только одно. Недалеко от высадки наших Песдуховных Падонков, сидели и курили бамбук два Пендоса.

Падонак: Абанамат, достали, уже эти Пендосы, куда не плюнь, в Пендоса попадешь. Эй, Подоног, давай им хари начистим, че они на нашем месте бамбук курят, мы тут шишки сабирать приехали, а не на них сматреть.

С этими словами Падонак пошел разбираться с Пендосами. Подоног не заставил себя долго ждать и пошел следом.

Падонак (обращаясь к Пендосам): Эй, Пендосы, эта наша апушка, вы че беспределите? Щас у вас проблемц, будет, хундерстандите?
Пендос №1: Зочем ви нас тг’авите, ми пг'остые Пендосы, мы тихо отдыхаем, куг’им бамбук, мы не знали, что это ваша апушка.
Пендос №2: Я тута сиджу, лытдыбр пешу, не тг’авите пейсателей. Мы сами уйдем.
Падонак: а для каво тут табличка приделана, «место отдыха падонкаф», а? Валите, нах, куда ни будь на йух, а лучше в Пендостан, пока мы Медведа не позвали.

Услышав, что Падонак собирается звать Медведа, Пендосы тут же похватали свои шмотки и в припрыжку убежали догонять паром Йожика.

«То-то же», сказал, Падонак, посмотрев на улепетывающих Пендосов, «Баитесь русских Медведов», и стал собирать хворост для костра.

Второй и пох:

Когда костер разгорелся, и Песдуховные падонки и пелотки «отметили» их встречу, Падонак, вдруг вспомнил, что они приехали за шышками, взял надувной матрас, и они с Кисакуку пошли в лес искать шышки. Шышки долго искать не пришлось, недалеко, всего в пицот минутах ходьбы, была обнаружена поляна, где росли елки, сосны, пихты, кедры, даже несколько туев и одна арча, усыпанных шишками. Насобирав шышек, Кисакуку и Падонак, вдруг вспомнили, что вокруг никого нет.

Падонак: Кисакуку, а мы здесь внатуре адни, может палюбимся?
Кисакуку: А ты аскарбинку мне взял?
Падонак: Канешна взял, на, держи.
Кисакуку (скушав аскорбинку) ну, че давай цилаваца.

Кисакуку приблизилась к Падонку, приобняла его правой рукой за талию, левую руку положила ему на плечи. Немного потупив глаза, Кисакуку прижалась к телу Падонка, встала на носочки и, нагнув к себе голову Падонка, чуть приоткрыла свой коралловый ротик, показав кончик розового язычка. Падонак немного растерялся, обомлел и прижал свои дрожащие губы к губам Кисакуку. Они слились в долгом, страстном поцелуе. Руки Падонка стали гладить спину Кисакуку, прижимать ее все сильнее и сильнее. Кисакуку гладила руки, плечи, волосы Падонка, потом ее руки опустились ниже, и она прижала к своему животу бедра Падонка, подавшись немного вперед, одновременно немного склонив назад голову и грудь. Падонак застонал в экстазе… прижал к себе Кисукуку еще сильнее, она немного подогнула ноги в коленях и полностью расслабила свое тело. Поцелуи длились все дольше и чаще. Кисакуку и Падонак возбуждались все сильнее и сильнее…

Падонак нащупал на спине Касакуку замок бюстгальтера, быстро методом научного тыка, подобрал пароль, который оказался очень простым: «киса», и взломав защиту поддерживателя грудей, падонак продолжил раздевать девушку… Кисакуку, тоже не дремала, она расстегнула ремень на брюках Падонка, рубашку… Постепенно из одежды на Кисакуку осталась только шляпка и туфельки, а на Падонке лишь носки и цепочка на шее. Разложив надувной матрас и расположившись на нем в английской позе голубка (2), парочка занялась любовью.

Фрикции становились все чаще и резче, Падонак и Кисакуку приближались к обоюдному оргазму, Кисакуку шептала: еще, еще, еще…
Падонак: оо-о-оо! оо-о-оо!
Кисакуку: ах-а-ааах! ах-а-ааах!

В этот момент из леса на поляну вышел Медвед, и как заорет: «Превед!!!».
Падонак: Ууу-у! Хто здесь?
Кисакуку: оооо-й, ааа-ааххх!
Медвед: Превед, гаварю, а че эта вы тут делаете?
Падонак: Мля, Медвед, ты как всегда, на самом интересном месте, лучшеб меда, сцуко, принес!
Медвед: А чо, я просто пришел с вами паздароваца. Подоногу и Блондинко, я превед уже передал, теперь вот ваша очередь.
Кисакуку: ну, ты, Медвед, и напугал миня, я ажж второй раз, кончила-аа-аххх. Ахх. Нет, три раза. Почаще бы ты прихадил, шалун.
Медвед: ну ладна, я пашол, дела не ждут, там ищё народ приехал на отдых, скора ипацца будут!

Третий и ниипет:

Одевшись, нацеловавшись напоследок, и собрав шышки в надувной матрас, Кисакуку и Падонак побрели обратно к костру, где оставались Подоног и Блондинко. Придя к костру, Падонак увидел, что влюбленная парочка лежит в обнимку возле костра. Черные волосы Блондинко были растрепаны, она что-то шептала на ушко Подоногу, а тот с умным видом, ей отвечал.

Падонак: Ну че, к вам Медвед прихадил?
Подоног: А то! Как всигда, нафег, в мамент канчины, патом к вам пашол, скатина.
Падонак: Че дальше делать будим, да вечира ище далико.
Кисакуку и Блондинко: давай картошку в костре печь будем!
Подоног и Падонак: А че, давайте.

После этого молодые люди занялись запеканием картофельных клубней в углях костра. Когда картошка испеклась и была съедена, решили насобирать грибов, после грибной охоты, парни и девушки стали рассказывать друг другу различные истории:

Кисакуку: хатите, я вам историю расскажу, страшную, пра силикон?
Подонак и Подоног: давай, говори свой росказ.
Кисакуку: кароче, жила была адна фотомадель, и было у нее фсе ништяк, только сиськи были маленькие. Ну, решила она себе вставить силикон. Ну, обратилась она в клинику, а бабок у нее было мало, потому что с маленькой грудью ее ни кто снимать в журналы не хотел. Ну, доктор ей и гаварит. Мы за полцены можем тебе установить силиконы, от умершей после операции модели, только ты будешь уже третья фотомодель, которой мы будем эти силиконы вставлять. Ну она и согласилась, денег то было мало, а красота требует жертв. Ну сделали ей операцию, она подошла к зеркалу, посмотрела. Ващекласс получились сиськи. Она сразу же пошла в агентство и ее взяли на работу. Ну она месяц отработала, два. Бабок все больше и больше. Тут как-то ночью она проснулась и заметила, что ее сиськи шевелятся, будто разгаваривают друг с другом. Она испугалась, смотрит на них, и тут ей какой-то страшный голос и гаворит: Ты нарушила закон природы, ты сделала себе искусственные сиськи и получаешь за это деньги. Мы накажем тебя за твою дерзость, если ты не вытащишь силиконы! Ну, она канешна сначала посмиялась, думала над ней кто-то прикалывается, или ей просто приснилось, и не сделала операцию. На следующую ночь все повторилось опять. Тогда она испугалась и побежала в клинику, а доктор ей и говорит: я не буду тебе делать опирацию, у тибя денег не хватит. Она ево как только ни угаваривала, но он отказался. Тогда ночью, когда сиськи опять заговорили, она им и рассказала, что врач не хочет делать операцию, а сиськи рассмеялись и говорят: «Так умри сцуко» и она умерла. А на следующий день ее силиконы пересадили другой модели. Вот. Гаварят эти силиконы прокляла Мерлин Монро перед смертью, и все модели, которым их ставят, умирают…
Блондинко: побледнев, переспросила, это че, правдо!
Кисакуку: Канешна правдо. Мне это падружка рассказывала, она знала ту мадель, по телевизору ее видела.
Блондинко: Фублянах, а я хатела сибе апирацию зделать, типерь не стану.

Блондинко: теперь я расскажу вам историю. Жили две бландинки. Все у них было хорошо, и квартира, и машина и парни у них были. Только чего-то им не хватало. Решили они узнать, куда ночью свет девается, когда ево в квартире полностью выключаешь. Одну ночь ищут, не могут найти, вторую ночь ищут, не могут найти. Третью ночь ищут, не могут найти. Тут одна бландинка второй и гаварит. Все большинимагу я искать куда ночью свет девается. Давай лучше газировки напьемся из халадильника. Ну, пашла она к халадильнику, открыла ево и как заарет: «А-аа, вот он» и захлопнула дверцу. Вторая бландинка подбегает и спрашивает: «Кто он?». Первая бландинка открыла халадильник, а там спрятался свет. Вот, оказывается, где ночью в квартире прячется свет.
Кисакуку: Афигеть, дайте две. А я тоже не знала, куда ночью свет исчезает, ты че раньше мне не рассказала, мля, а еще падруга…
Блондинко: да ладно, я думала ты знаешь…

Падонак: ну типерь, я вам историю расскажу. Как-то раз пашол я на канцерт группы АЦЦКАЯ СОТОНА. На тот самый, единственный. Билетов купить невозможно ваще было, но мне повезло, я взял паследний билетик.
Подоног: помню, ты сцуко, меня с сабой не пазвал, мля, адин пашол.
Падонак продолжил: Ну в ощим, пришел я на канцерт в дом культуры. Ну там канешна было класс! Иллюминация, фейерверки, музон отпадный… В общем отрывались мы паполной. Все было ништяк, пока вдруг солист группы ни стал петь песню с припевом «я играю на гармошке у прахожих на виду…». Я канешна стал кричать: «Че за ацтой, я эту пестню уже слышал, эта нисмишно, вы че марозите». Тут баянист из группы, как кинет в миня гормошко и все. Больши я ничего не помню. Очнулся я на улице, сматрю, дом культуры сгарел, никаво нет, пажарные бегают...

Блондинко: и фсе? Тема сисек нираскрыта!
Падонак: гаварят туда прихадил настоящий Аццкий Сотона и сжег всех нах, а меня не тронул. Вот так!
Кисакуку: Ужоснах!
Блондинко: Слиф защитан.

Подоног: харашо. Я тожи адну историю расскажу: я тогда учился на дивятом курсе ПТУ№13 г. Бабруйска на факультете прикладной гинекологии, на отделении по ремонту, прочистке, продувке и замене маточных труб и оборудования. Я тогда учился харашо хотя, на лекции ни какда ни хадил, в библиатеке ваще записан не был. Просто сам почти все на практике изучал, поэтому всегда по всем предметам имел стабильную читверку, и думал так и закончу ПТУ. Но мля, один прафессор, мне все испортил. Он у нас преподавал низшую математику и молекулярную физику. Кличка у него была «Череп». Помню как-то он читал нам лекцию по математике, написал четырех этажную формулу на доске, потом гаварит: «Отсюда с очевидностью следует…» и начинает писать новую формулу. Задумался и ушел. Где-то минут тридцать его не было, затем он вернулся, бросил на стол кипу исписанной бумаги и говорит: «Да действительно, это очевидно»… Но это ладно, я другое хател рассказать.
Блондинко: Дафай, мине интересно:
Подоног: Ну карочи, я здавал ыкзамин па физике. Ну вроде фсе атветил, думаю, четвертак в кармане. Тут прафессар меня и спрашивает:
- Маладой чилавек, скажите, а как физики называют сосуд для опытов?
- Презервуар, - отвечаю.
- Правильно, - гаварит, только без буквы «П».
- Ну тогда «резерватив», - гаварю.
- Малодец, пять, гаварит прафессар и ставит мне в зачотки «атлично», сцуко, так и накрылась моя мечта получит диплом с одними четверками. Он, сцуко, все испортил, какгда пять па физике мне поставил!
Блондинко: Жизненна!

Падонак: ну чо, пара дамой ехать!
Все: пора!

Четвертый епт:

Когда шишки, остатки продуктов, Падонак, Кисакуку, Подоног и Блондинко, загрузились в газенваген, а весь мусор оставшийся после пикника был сожжен или закопан, газенваген снова застрял. Подоного выругался, вылез из машины и пошел осматривать колеса. Под задним колесом, накрывшись куфайкой, спал Кала-бок (3).

Никто не знает, почему у него такое странное имя. Кто говорит, что он когда-то давно синячил на ферме со скотниками и насинячился до такой степени, что упал под стол прямо в навоз. А когда утром проснулся, то отмыть свой бок от навоза не смог. Другие говорят, что Кала-бок, обязан своим именем тому, что угодил под высер Аццкого Сотоны. Тем не менее, один бок Кала-бока был постоянно измазан в дерьме. Самое интересное в Кала-бке было то, что он был ярым вентилятором творчества группы АЦЦКАЯ СОТОНА и постоянно, своим гнусавым голосом напевал песни этой группы.

Подойдя к Кала-бку Подоног сначала хотел выпнуть его из-под колеса, но увидев, что один бок Кала-бока в навозе, передумал и стал будить Кала-бока.

Подоног: Вставай лежебока, нам ехать надо!
Кала-бок: Атвали, мля, я не лежебока, а Кала-бок, хачу спать.
Подоног: Вставай, а то проспишь канцерт группы АЦЦКАЯ СОТОНА.

Кала-бок подскочил и, как закричит: «Ура вентиляторам группы АС, ура!» Увидев, что концерт не намечается, Кала-бок развернулся к Подоногу и говрит:
Кала-бок: Ты че кибердрочер миня разбудил? Зхадить бы тибе, мальчег, на йух …
Подоног: я просто разместил объяву, мопед не мой, а вообще, ты не по делу лег спать под калисом газенвагена. Нам ехать надо.
Кала-бок: так ты жы тот, кто после канцерта живым астался?
Подоног: да, остался.
Кала-бок: Нумляваще, думал тибя никагда ни увижу. Ну к тибе у миня притензий нет.

После этого Кала-бок, развернулся и пошел вдоль берега напевая себе под нос сколотики:

Всех убью я, нах,
Во имя Сотоны,
Один останусь, мля,
Возьму мочет.

Я зорублю всех, епт,
Зохаваю потом,
Не будет никого,
Лишь я и Сотона…

«Да, готично-брутально, ниибацо отмороженный тип этат Кала-бок, моск канешна у этого вентилятора куцый, и сам он дехфективный, но что с него возьмешь, кроме анализов!?», сказал, глядя вслед, уходящему Кала-бку Подоног, и сев в Газенваген поехал дальше.

Фпятерке мля.

Подъехав к пристани, Кисакуку, Блондинко, Подоног и Падонак, стали ждать Йожика. Йожик подплыл примерно через стопицот минут. Загрузившись на паром, компания поплыла обратно в Бабруйск.

Первые несколько морских миль все было в порядке, затем начался шторм и паром потянуло к мели. Йожик выругался: опять аффтары пришли пить йад, для них же есть еще стены и маркеры, мля. Тем не менее паром сел на мель. Падонак и Подоног подошли к Йожику, который смотрел в бинокль на противоположный берег.

Йожик: Ну фсе, мля, опять застряли, пока Сотона не придет.
Падонак: А че случилось?
Йожик: На беноклю, погляди.
Падонак взял бинокль и стал смотреть на противоположный берег. Возле берега стоял и пил йад аффтар Freevad. Йаду, чтобы утолить жажду Freevad’ а явно не хватало. Из уха у него торчал сломанный маркер, а одежда была усыпана обломками кирпичей.

Падонак: Да, не получается у этого аффтара убить сибя. Йожик, он же так фсе море йаду выпьет!
Подоног: Йожик уже в ауте, фдепрессии, мля. Дай ка мне глянуть.

Падонак передал Подоногу бинокль и тот посмотрев на берег сказал. Если аффтар выпьет весь йад, то мы на газенвагене как посуху доедем. Если выпьет не весь йад, то придеца ждать Аццкого Сотону.

Весь йад аффтару Freevad выпить не удалось, наверное, оставил для других пейсателей. Пассажиры и паромщик стали ждать у моря погоды. Не прошло и пицот минут, как вдалеке раздался грохот. Небо покраснело, его застлали черные тучи.

Кисакуку и Блондинко выбежали из газенвагена и стали смотреть, как на красном небе плыли черные тучи, между тучами проскальзывали зигзаги оранжевых молний… «Готика», - сказала Блондинко, «Жесть», - добавила, Кисакуку. Ващемлянах брутально, подтвердил Подоног.

В этот момент на пароме появился Аццкий Сотона. Сотона предстал в образе 30-ти летней пелотки – менеджера по уборке помещений, с соответствующими инструментами и в прикиде со стразами от Версаче. Прикид на Сотоне был, как и положено, в виде халата сине-поносного цвета с пятнами черного и коричневого цвета, на отворотах воротника были вышиты цифры 666 составленные из бриллиантов. На голове Сотоны была цветастая косынка, на ногах резиновые калоши. От Сотоны, несмотря на его несуразный прикид веяло одновременно ужасом и красотой. Черные глаза Сотоны излучали тьму, лицо его было прекрасно, жестокой, но идеальной красотой. Фигура Сотоны была настолько безупречно сексуальна, что Подоног, Падонак и Йожик взглянув на Сотону мгновенно возбудились, Йожик вновь упал и забыл как дышать, а Подоног и Падонак остолбенели. Кисакуку и Блондинко заплакали, осознав все свое несовершенство.

Ха-ха-ха, прогрохотал в головах нашей компании голос Сотоны. Что, и страшно и завидно? Ничего, я здесь ненадолго, немного йаду добавлю, и двинусь дальше, хотя я и вездессущий, здесь я не надолго. Ха, Подоног, узнаю тебя. Только ты встал на мою защиту на концерте АЦЦКОЙ СОТОНЫ, поэтому и живешь, а остальные горят у меня фтопке… Закройте глаза, а то ослепнете… После этого возникла вспышка, похожая на вспышку при ядерном взрыве, затем на секунду наступила кромешная тьма, так как Сотона совершил высер и Море Йаду вновь стало полноводным. В головах Йожика, Подонога, Падонка, Кисакуку и Блондинко возник голос Сотоны. Скажите аффтару Freevad’у пусть писшет есчо; йад, маркеры и апстена ему не поможет…

Напомнив Йожику как дышать, и благополучно добравшись до Бабруйска, наши герои разошлись по домам, чтобы завтра вновь, пережить эти же приключения. Ибо, нет в мире ничего нового, и все возвращается на круги своя…

С уважением, ко всем, прочитавшим данный «креатифф», ибо «здеся очинь многа букаф», Freevad.

Надеюсь, что кому то понравилось, кого то «прикололо», а остальные ни в чем не изменились.


Примечание автора:

(1) К сведению потенциальным наркоманам: при передозировке героина в мозге наркомана, перестает функционировать участок, отвечающий за работу мышц, связанных с дыханием, человек в буквальном смысле слова «забывает, как дышать», в связи с этим наркоман умирает от остановки дыхания за 6-7 минут. При передозировке ЛСД последствия похожи, смерть наступает от удушья. Так что наркотики это путь в никуда.

(2) На территории бывшего СССР, эту позу принято называть «поза раком».

(3) Данный персонаж ни как не связан с героем русских народных сказок Колобком (история которого изначально олицетворяла, ни что иное, как убывание и прибывание Луны в лунном календаре).

P.S. ЕБМП

P.P.S. Пошел учить Албанцкей, если не выучу, то разбигусяиубьюсяголовойапстену. Желающие обсудить запись, могут самостоятельно создать ветку в форуме.

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или telegram-канал @overclockers_news - это удобные способы следить за новыми материалами на сайте. С картинками, расширенными описаниями и без рекламы.

Возможно вас заинтересует

Популярные новости

Сейчас обсуждают