Красная книга кремниевой планеты. Обзор альтернативных процессоров

3 марта 2005, четверг 02:15
для раздела Лаборатория
Как ни печально, но для простого обывателя мир компьютерных технологий скучен. Скучен, потому что предстает перед заблудшими за его границы утлым и малопонятным. Например, автолюбители могут часами обсуждать любую мелочь, касающуюся комфортного средства передвижения. Здесь можно найти великое множество всего такого разного и одновременно сопоставимого с тем, что стоит у них в гараже. Яркие цвета и изящные формы, в конце концов, руль и колеса. А компьютер? Монитор, клавиатура, мышь, и что-то, куда по слухам, вообще лучше не заглядывать. К тому же ситуация в последнее время складывается так, что в некоторых основных направлениях высоких технологий нас вообще могут лишить разнообразия. Слабые попытки противостоять монополистам, пронизаны лишь громкими обещаниями и научной заносчивостью, да желанием пробудить к ним интерес подобными обзорами. Частный случай – процессоры. Что такое альтернативные процессоры и насколько эта альтернативность интересна нам, конечным пользователям? Вопросы, в которых хотелось бы разобраться.

Transmeta – загадка, превращенная в частушку

Основанная в 1995 году, фирма CEO Transmeta испытывала терпение компьютерного сообщества, без малого, пять лет. Все это время калифорнийский городок Санта-Клара скрывал, где-то в районе площади Свободы, загадочное место, в котором происходили таинственные дела. У загадочного места, тем не менее, было довольно незамысловатое название, а о таинственных делах, уже с первого дня, ходили весьма правдоподобные слухи: в офисе 3940, разрабатывается новый процессор. Далее тишина и покрытие мраком. Почти, как уже было сказано, пять лет. Довольно сильная команда, во главе с Дэвидом Дитцелом (David Ditzel), состояла, в то время, из почти из легендарных, в наше время, личностей: Линус Торвальдс (Linus Torvalds), отец ОС Linux, Колин Хантер (Colin Hunter), основатель Orion Multisystems, специалисты из Nvidia, HP, Compaq Computer. Но, кроме того, что, вроде как, идет работа над созданием процессора для мобильных систем, никакой информацией они не делились, а с инвесторами была оформлена подписка о неразглашении. Таким образом, до 19 января 2000 года всем любопытным было предложено довольствоваться ожиданием.

Процессоры Crusoe

Именовав свой продукт в честь героя приключенческого романа Даниеля Дефо "Робинзон Крузо", Transmeta упраздняет затянувшуюся секретность, предлагая вниманию томимых неизвестностью энтузиастов высоких технологий, своих новорожденных TM3120 и TM5400, последний в качестве инженерного образца. Сразу стало понятно, что ни о каком серьезном противоборстве, в сегменте настольных компьютеров, с Intel и AMD не может быть и речи. Оба процессорных гиганта, за время партизанщины в Силиконовой Долине Transmeta, успели очень и очень много, состязание с ними надолго утратило всякий смысл. Но на островке портативных систем семейка Crusoe, в общем-то, не без оснований могла рассчитывать на уютный особнячок. Опуская планку энергопотребления, вынужденно задираемую гонкой за герцами этими, вечно соревнующимися, исполинами, Transmeta вполне способна была претендовать на одно из первых мест в сфере ноутбуков и карманных компьютеров, где регулирование энергозатрат еще не скоро достигнет полностью удовлетворительных характеристик. Время рассудит иначе. Но об этом попозже.

В технологическом смысле новые чипы были интересны несколькими фундаментальными отличиями. Во-первых – это технология бинарной компиляции Code Morphing, преобразовывающая x86 код во внутреннюю систему команд процессора. То есть, фактически – эмуляция x86. Во-вторых, причиной появления Code Morphing послужил, в свою очередь, набор команд VLIW (very long instruction word) направленный на упрощение управляющей логики для повышения частоты. Эта архитектура не совместима напрямую с x86, а поскольку великим множеством программных разработок под x86 код пренебрегать было не позволительно, то и был изобретен Code Morphing, аппаратно-программный механизм, преобразующий x86 инструкции в инструкции VLIW.

Эти инструкции, к слову, очень напоминают, инструкции отечественного Elbrus 2000, что и не удивительно – глава Transmeta, Дэвид Дитцел, когда-то немало времени провел в Москве с будущими создателями E2K. Эти характеристики позволяют процессорам Crusoe быть очень гибкими в сопоставлении с любыми требованиями – Code Morphing подведет процессор к любой задаче подготовленным, будь то хоть SSE или 3DNow!. Code Morphing ко всему прочему еще и обучаем: выполняя программы, оптимизируя их для более быстрого выполнения, обращает внимание на наиболее часто выполняемые участки кода, сопоставляет переходы внутри программы, и т.д. Архитектура VLIW позволяет упростить структуру самого процессора, уменьшить площадь кристалла, снизить потребление энергии, а стало быть, делает доступной высокую тактовую частоту. Совсем не лишним будет упомянуть о механизме изменения тактовой частоты и напряжения на ядре процессора, фирменной технологии Transmeta LongRun, напоминающей решение SpeedStep от Intel, но куда более гибком и эффективном, поскольку SpeedStep требовал фиксации процесса, а LongRun делал это на лету. Цели этой технологии опять же были направлены на обуздание энергопотребления, параметра наиболее критичного в портативных решениях.

Все перечисленные новшества позволяли производить очень простые и компактные кристаллы, работающие на высокой частоте, к тому же, с довольно низкой себестоимостью. Одним словом – идеальный процессор для мобильных компьютеров.

Позиция теневого дельца, по всей вероятности, тоже фирменный знак Transmeta. После анонса процессоров Crusoe, начался новый период загадок и недомолвок. До середины октября 2003 года все, заинтересованные дальнейшей судьбой компании, могли довольствоваться лишь слухами и намеками. Но, наконец, на конференции Microprocessor Forum 2003 Transmeta решилась предоставить информацию о новом поколении своих процессоров с названием Efficeon.

Как выяснилось, этот чип разрабатывался для построения ультрапортативных ноутбуков, а также бесшумных планшетных ПК и других экономичных бытовых электронных устройств. Новый продукт также позиционировался для работы в составе blade-серверов и различных встраиваемых системах. Бесшумность, работа без принудительного охлаждения при довольно высокой производительности – вот, собственно, главные козыри TM8000, нового процессора, родоначальника семейства Efficeon.





Основным отличием чипов серии TM8000 можно назвать то, что они имеют 256-битное внутреннее представление данных и способны исполнять до восьми инструкций за такт, в отличии от своих предшественников Crusoe TM5x00 со 128-битным внутренним представлением и четырьмя инструкциями за такт, перешли на 0.13 мкм техпроцесс и технологию энергосбережения LongRun2. Массовым производством чипов Efficeon было решено заняться во втором полугодии 2004 года, к этому времени был обещан выход второго поколения чипов Efficeon, с соблюдением технологических норм 90 нм техпроцесса. Ближайшим конкурентом сама компания называла Intel Centrino, но, пожалуй, лишь для того, чтобы было с чем сравнивать. Массовости как таковой не было, и нет – плохо объяснимые маркетинговые сложности сделали свое дело. К примеру, в России ноутбук на базе этих процессоров можно, с относительной вероятностью, иногда встретить на выставке, и только чудесным образом в магазине. А Япония пока остается единственной территорией, где упоминание о Transmeta не вызывает недоумения и не заставляет копаться в специализированных справочниках. Да что говорить, если даже официальный сайт компании transmeta.com толком о себе ничего не рассказывает.

За все время своего существования компания Transmeta, наряду с научной деятельностью, занималась еще одним немаловажным для нее делом: оправдывалась перед акционерами за непрекращающиеся убытки. Состоящая из приблизительно 300 служащих, маленькая организация приносила своим кормильцам одни лишь финансовые разочарования. Даже наиболее удачный 2004 год только слегка подсократил превышение расходов над доходами, да и то лишь за счет продажи собственных технологий тем, кто мог за это платить. По всей видимости, все катится к утрате самостоятельности и продаже Transmeta в приличные руки. Иначе судьба последних, очень перспективных разработок, а также реализация чипа Efficeon могут оказаться очень плачевными, а угроза исчезновения самой компании весьма вероятна. В настоящий момент GEO Transmeta пытается внушить всем, что представленный в октябре, очень любопытный, Efficeon 2 непременно найдет свою нишу и своих поклонников во всем мире. Поживем, увидим.

Elbrus. Не здесь ли корни?

"... мы фактически на рынке, только денег не получаем, но если бы не Дицел, то мы бы и денег не получили, и технология бы наша загнила". Эти слова принадлежат Борису Бабаяну, директору Института микропроцессорных вычислительных систем РАН, научному руководителю ЗАО "МЦСТ", создателю отечественного микропроцессора Е2К. И они касаются непосредственно процессора Transmeta. В свое время Дэвид Дитцел, тогда еще являвшийся сотрудником SUN, помог создать и почти три года финансировал МЦСТ (Московский центр SPARC-технологий), разрабатывавший в 1998 году Е2К – чип, по всем предварительным параметрам превосходивший модели зарубежных брендов того времени. Конечно же, не из меценатских слабостей. Заинтересовавшись RISC (Reduced Instruction Set Computer)-направленностью первых Эльбрусов, технологией которую он сам продвигал как альтернативу CISC (Complex Instuction Set Computer), он несколько лет сотрудничал с командой Бабаяна, после чего начал реализацию идеи собственного процессора. Есть над чем подумать? Начав с Эльбруса-1 в 1978 году, коллектив под руководством Бориса Бабаяна дорос к 1992 году до практической разработки суперкомпьютера Эльбрус-3, устройства, потенциально превосходившего по производительности все существовавшие на тот момент мировые компьютерные архитектуры. Начало 90-х, период смуты, доработать им не дали, но появилась возможность сотрудничества с иностранными инженерами. Наработанное в России вынуждено было реализовываться за рубежом.

VIA Technologies – много ли авантюрного в прагматизме?

Образованный в 1987 году, известный и уважаемый тайваньский производитель чипов, в конце прошлого века, неожиданно для всех, заявляет о своем намерении выпускать собственные процессоры. Ежемесячный оборот компании в то время, вряд ли превышал 50 миллионов долларов, что совсем не располагало к приобретению процессорного бизнеса, да еще и с условием доработок недоделанного прежними владельцами. Тем не менее, это произошло. Летом 1999 года VIA приобретает у компании National Semiconductor процессорные подразделения Cyrix и Centaur у компании IDT. Отложив ядро Joshua – имя, полученное от IDT, решила сохранить название "Cyrix III", чтобы избежать дополнительных трат на маркетинг. Вскоре мир увидел первый процессор от VIA Technologies, VIA Cyrix III Samuel.

Не мудрствуя лукаво, инженеры компании разработали первый не Intel’овский процессор, способный взаимодействовать с шиной P6, и в формате Socket 370, т. е. самого, что ни на есть, прямого конкурента Celeron. Именно дешевизна, совместимость разъема и низкий уровень тепловыделения позволяли тайваньской фирме рассчитывать на успех в сегменте ультрадешевых компьютеров. Задумка потеснить Celeron, а может даже, занять его место, была очевидна. Подобным амбициям не мешал даже тот факт, что у чипа отсутствовал кэш памяти второго уровня. Зато процессор был дешев, очень прост в исполнении и негоряч. Последняя характеристика делала процессоры от VIA легко применимыми в портативных компьютерах, и у VIA появляется желание выпустить специальные версии своего продукта для мобильного применения.

Вполне можно предположить и некую другую сторону упования тайваньцев относительно освоения новых отраслей. К этому времени стал слишком очевиден тот факт, что даже самые средние процессорные мощности избыточны для машин офисного направления, что, образно говоря, вместо велосипедов используются танки. К тому же, волей неволей, а приходилось переплачивать, поскольку именно здесь альтернатив почти не наблюдалось. Задумывая выпускать процессоры, VIA очень разумно нацелилась на low-end категорию: обеспечить некий минимум запросов легковесных офисных приложений, по очень выгодной цене, наделяя компьютер, столь необходимыми для офисов, бесшумностью и малогабаритностью – вот своевременно поставленная, вполне выполнимая задача. До сих пор намерения компании в этом смысле не изменились, хотя она прекрасно осознает, что в сегменте настольных систем противостоять мощностям Intel нет никакого смысла, и уделить побольше внимания, в такой ситуации, встраиваемым решениям было бы не лишним.

Вторым детищем VIA стал VIA Cyrix III Samuel 2. Это был в некотором смысле прорыв компании непосредственно на рынок. Этот чип уже во многом мог посоперничать с урезанными версиями титанов процессорного мира. Тому же Celeron, с натугой подбиравшемуся в эти времена к отметке в 100МГц в работе с FSB, противопоставлялся VIA Cyrix III 600A, способный взаимодействовать с системной шиной и оперативной памятью на частотах 133/133 MГц. У второго Samuel появился и L2, кэш второго уровня размером 64кб, и это тоже был большой плюс. Инженерам при этом удалось сохранить низкое энергопотребление, и теперь, уже вполне полноценному процессору, для обуздания тепла, было достаточно пассивного радиатора. Первоначальные слухи о возможной гибели Intel Celeron, конечно, оказались сильно преувеличенными. Прямое противостояние с младшим братом Pentium продукт VIA проигрывал вчистую, но там, где испытывался офисный софт, то все менялось с точностью до наоборот: Celeron не успевал за шустрым пересчетом VIA Cyrix III Samuel 2 целочисленных задач SYSmark.

Следующим обновлением старого ядра, полученным в наследство от Centaur Technology, стали модификаци Ezra и Ezra-T. Ни одно из них не внесло никаких принципиальных изменений в архитектуру, продолжая пользоваться старыми разработками, лишь слегка подрихтовывая обнаруженные недочеты. Единственное, что стоит отметить – это переход на 0.13 технологический процесс и смену названия: теперь оно звучало как VIA C3.





Качественным скачком можно считать ядро Nehemiah. В процессорное ядро впервые были внесены заметные изменения. Оставляя неизменным выбранный разъем Socket 370, разработчики привносят в процессор расширенные и улучшенные кэши, полноскоростной блок FPU, поддержка SSE, полную x86-совместимость. Однако стало очевидно, что без активного охлаждения в этот раз, по всей видимости не обойтись – основной козырь был потерян. К тому же поменять Nehemiah на, например, Samuel 2 просто так уже было нельзя – цепко повиснув на хвосте Celeron, стараясь наступать след в след, VIA сковала себя Tualatin-совместимостью, а, стало быть, требовалась замена и материнской платы.

Для продукта, который и без того был совсем не популярен, подобное решение было совсем непонятно. Вероятно, здесь сработали амбиции – процессоры от VIA, к этому времени нарекли "процессорами без производительности" и смириться с этим гордый восточный норов не мог. Массовое производство представленных осенью процессоров VIA C7 с ядром C5J (бывшее C5XL, оно же Esther), пока под вопросом, поэтому на данный момент последним словом VIA на массовом рынке можно считать именно VIA C3 Nehemiah. Понятие массовости здесь, как и в случае с Transmeta, очень условно, даже принимая во внимание то, что свои чипы VIA Technologies обеспечивает всем необходимым (чипсеты, материнские платы и т. д.) и надеется покорить мир системой собранной только из своих комплектующих. Сегодня компания, со свойственной ей методичностью, работает над двуядерным VIA CN, с рабочим именем Isaiah. Так же в ее планах закрепиться в сфере стыка компьютерной и бытовой электроники. В этом смысле, она вполне при делах.

Чем еще удивить мир?

Президент и главный инженер компании Чен Вен-чи (Chen Wen-chi) часто упоминает, что одна из основных целей Via на данный момент – это разработка процессоров независящих от разъема, так называемый socket-free. Эти процессоры без разъемов помогут разработчикам уменьшить затраты на проектирование и производство мультимедийных бытовых ПК. Действительно, растущий спрос на готовые, сугубо развлекательные компьютерные решения, и "умную" потребительскую электронику очень выгоден VIA, изначально продвигавшим платформенный подход, где в одном наборе должно быть реализовано как можно большее количество самых современных задач. И здесь, действительно, более важным является ценовая составляющая, а не производительность. Поэтому технология разъемо-независимости, весьма вероятно поспособствует успеху тайваньской кампании на рынке, где универсальный подход всегда охотно вознаграждался.

PowerPC

Истоки разработок этого процессора, которому лет 12 назад можно было смело пророчить все те регалии, которыми нынче обладает Intel, начинаются где-то в середине 70-х. Фундаментальная концепция RISC-архитектуры получила тогда в Исследовательском центре IBM им. Уотсона мощный импульс, который привел в 1993 году к созданию первого процессора с суперскалярной архитектурой, получившем название PowerPC (Power Performance Chip) 601. Объединившись, компании IBM, Motorola и Apple создали устройство, с которым в то время мало кто мог равняться. Преимущество было столь великим, что многим вскоре стало казаться, что архитектура IA-32 (х86) обречена. Да, собственно, и работы по созданию массового RISC-процессора проводились альянсом (AIM Alliance, по первым буквам входящих организаций) отчасти для борьбы с платформой х86. Выпущенный, в том же 1993 году, Pentium, в целочисленных операциях, возможно и не выглядел столь бледно, но в вычислениях с плавающей запятой отставание было просто неприличным. И это при условии, что тепловыделение PowerPC было вдвое ниже, а площадь кристалла — в 2.2 раза меньше. Было выпущено подробное описание аппаратных и программных средств новой платформы, чтобы любой желающий мог производить компьютеры на базе PowerPC, создавать периферийные составляющие, программировать для нее и т. д. Но революции не произошло.

Одной из основных причин того, что сильный уступил, в данном случае, слабому, явилась излишняя убежденность в преимуществах RISC-архитектуры, тех, от кого во многом зависела раскрутка устройств на ее основе. Уверенность, что столь очевидное превосходство само обретет своих почитателей, замедлила маркетинговый процесс, позволяя набирать рыночные очки соперникам. Другим основанием случившегося стало отсутствие взаимодействия с Microsoft DOS, которая в то время была очень популярна, если не сказать, традиционна для пользователей настольных компьютеров, в то время как на самой RISC-платформе использовались, различные, чаще несовместимые версии Unix.

Как знать, но может быть только благодаря Apple, в наше время позволительно говорить о PowerPC в контексте альтернативного процессора. Сотрудники "яблочной компании" быстро сообразили, что к чему и подручная им Mac OS, а также основное программное обеспечение для этой операционной системы были оперативно портированы на платформу PowerPC. OS/2 для PowerPC разрабатывалась самой IBM неоправданно долго, контакты с возможными разработчиками комплектующих, способных работать с этим процессором, устанавливались неспешно и очень разборчиво. В итоге система на более дешевом, чем допустим Intel, процессоре набирала стоимость за счет недешевых раритетных комплектующих и становилась дороже этой же Intel-системы иногда в разы.

С выходом, всем известных, гибко усовершенствующих код-х86, наборов инструкций — MMX, 3DNow!, SSE, SSE2 технология PowerPC перестала быть реальным конкурентом архитектуре IA-32 (х86). Сама же IBM, которая, тем не менее, до сих пор продолжает усовершенствовать архитектуру Power, в 1996 году первой отказалась от своего детища в пользу Intel, для производства высокопроизводительных станций. Спустя два года Microsoft завернула разработку версии OS для PowerPC, а работа этих устройств, во взаимодействии с существующей Windows NT, всегда оставляла желать лучшего. С этого момента, а именно с 1998 года, с PowerPC, как с полноценным ПК-процессором осталась, по сути, только Apple, а для большинства простых пользователей эти два названия стали почти синонимами. Этой связке, с переменным успехом, по сей день помогает Motorola, а IBM отбивает прошлые растраты посредством сегодняшней реализации некогда мощнейших процессоров в устройствах, по сути, компьютерами не являющимися, вплоть до плееров.

Как уже было отмечено, разработки PowerPC продолжаются, в том числе и IBM, но только Apple пока еще наделяет эту технологию относительно массовым спросом. Правда, чем дальше, тем все более относительным. Последний Power Mac G5, основанный на 64-разрядном процессоре PowerPC G5, который в свою очередь, есть не что иное как аналог PowerPC 970 от IBM, самый долгожданный Мас за всю историю Apple, увидел свет 23 июня 2003 года. Он должен был залечить раны, нанесенные маркетинговой неудачей PowerMac G4. В него вошли: первый 64-разрядный процессор для настольных моделей, совместимый с 32-разрядными приложениями, возможность использования 8 ГГб оперативной памяти, гигагерцовая 64-разрядная двунаправленная шина DDR, технология HyperTransport, расширения PCI-X 133MHz, двухканальная память 400MHz со скоростью обмена до 6.4 Гб/сек, поддержка AGP 8X Pro, Serial ATA, Gigabit Ethernet, FireWire, USB 2.0. И это только часть достоинств. Этот монстр должен был продвинуть Apple из догоняющих в законодатели моды. А ведь уже поговаривали о переходе "яблочников" на Itanium.





Принципиально новое ядро не разрабатывалось и на этот раз – было произведено очередное усовершенствование технологии Power. За основу был взят двуядерный серверный вариант Power 4+. Второе процессорное ядро было удалено, исчез кэш третьего уровня, повышена тактовая частота, старая технология обогатилась свежим набором SIMD-команд AltiVec от Motorola, улучшен механизм двухпроцессорного исполнения. Огромное преимущество этого продукта перед конкурентами – это почти двукратно меньшее выделение тепла, а главная радость Apple состояла в обретенной возможности хоть немного поучаствовать в мегагерцовом противостоянии – прыжок с 1.42 ГГц у PowerPC G4 до, позволительных теперь, 2.5 ГГц – ощутимый прогресс, правда, в этом случае становится необходима жидкостная система охлаждения. Итоговая стоимость всего этого великолепия начинается с $2000 и заканчивается в районе $4000, в зависимости от конфигурации. Цена столь же великая, как и ожидания на него возложенные, но не сопоставимая с их рельным воплощением. В этом году Apple обещает перейти на двуядерные процессоры Antares (PowerPC 970MP), но это пока из области предположений.

По понятным, легко определимым причинам, продукты Apple не могут стать массовыми в полноценном понимании этой категории. А поэтому и оберегаемые этой компанией процессоры PowerPC не получат желаемого распространения. Полуизолированный, аристократичный способ существования современных Power Mac, его запредельные для простых потребителей цены, не позволят завоевать финансовые интересы пользователей ПК, хотя, тем, кому посчастливилось поработать на Mac, завоевание их сердец кажется более чем доступным. Это понимают и сами сотрудники бывшего альянса, а особенно сама Apple. По этой причине, финансовая удача компании в 2004 году стала прямым следствием успеха mp3-плееров iPod, а отнюдь не разрекламированного флагмана G5.

Тенденция очевидна. Безусловно, профессии связанные с графическим редактированием – старый козырь всех Mac – еще делают востребованной работу Apple, как фирмы, делающей очень хорошие компьютеры, но уже и на этом поле деятельности ей становится тесно. Грустно, но удел PowerPC, самого альтернативного процессора из всех перечисленных, обнадёживает не больше, чем настоящее и будущее процессоров Transmeta или VIA, разве только, что он более оправданно претенциозен.

Архитектура Power – самобытный взгляд на традиции

Набор инструкций RISC был основан, в данном случае, на идее суперскалярной обработки, т. е. позволяющей выполнять более одной команды одновременно. Во-вторых, архитектура Power расширена несколькими "смешанными" командами для сокращения времен выполнения. Архитектура Power обеспечивает также несколько других способов сокращения времени выполнения команд такие как: обширный набор команд для манипуляции битовыми полями, смешанные команды умножения-сложения с плавающей точкой, установку регистра условий в качестве побочного эффекта нормального выполнения команды и команды загрузки и записи строк (которые работают с произвольно выровненными строками байтов).

Третьим фактором, который отличает архитектуру POWER от многих других RISC-архитектур, является отсутствие механизма "задержанных переходов". Обычно этот механизм обеспечивает выполнение команды, следующей за командой условного перехода, перед выполнением самого перехода. Архитектура переходов POWER была организована для поддержки методики "предварительного просмотра условных переходов" (branch-lockahead) и методики "свертывания переходов" (branch-folding).

Четвертым уникальным свойством архитектуры Power стала методика реализации условных переходов. Архитектура POWER определяет расширенные свойства регистра условий. Традиционный регистр условий не позволял компилятору полноценно изменять порядок следования команд, поскольку установка битов условий как побочного эффекта выполнения команд сильно ограничивала возможности компиляции. Такой регистр условий сильно тормозил процесс одновременного выполнения сразу нескольких команд. Некоторые RISC-архитектуры из-за этого полностью исключали его из своего состава, находя другие способы реализации условных переходов. Архитектура Power обходила эту проблему. Дальнейшее развитие технологии Power было преимущественно эволюционным, а иногда и просто эмуляционным.

Итог

В настоящее время нет смысла говорить о противоборстве описываемых процессоров с продуктами Intel&AMD. Это безусловный, основательный факт. Пока все, на что они способны – это оперативная реакция на ускоряющийся с каждым днем процесс компьютеризации быта. Этой области постоянно нужны свежие решения и их быстрая реализация. Конечно, это никак не поспособствует расширению и углублению научных разработок внутри их лабораторий, но таковы законы рынка, где иногда важнее просто выжить. Пожалуй, именно о выживании и идет сейчас речь. Препоны монополистов, – а Intel, по существу, им и является, чего греха таить – весьма трудно обходимы. Патентные права, дорогостоящее лицензирование и т. д. делают свое дело. Появится или нет в ближайшее время кто-нибудь, кто мог бы потеснить преобладающих гигантов, как знать? Все течет, все изменяется. А в мире высоких технологий так и просто летит. По-любому, если это и случится, то это будет революция, подобная той, когда мир переходил на транзисторы, отказываясь от ламповых технологий. А пока... Может, действительно стоит подумать о Красной книге?






Ждём Ваших комментариев в специально созданной ветке конференции.

Страницы материала
Страница 1 из 0
Оценитe материал

Возможно вас заинтересует

Популярные новости

Сейчас обсуждают