Платим блогерам
Редакция
События в мире Михаил Андреев
Говорить надо меньше, возмездие осуществлять — больше. Может, тогда поймут.

реклама

Ливанская военизированная организация «Хезболла», по совместительству являющаяся пусть и незначительной, но всё же политической партией в Ливане, тесно связана с Ираном и небезосновательно считается его прокси-структурой в регионе. Поэтому нет ничего удивительного в том, что после преступного (нарушающего все международные конвенции) удара авиации Израиля по зданию консульства Ирана в Дамаске (Сирия) «Хезболла» отреагировала на данное событие максимально остро.

реклама

Согласно опубликованной организацией информации, преступление Израиля без ответа не останется: его ждёт возмездие. О каком роде возмездия говорится в заявлении «Хезболлы», непонятно, но варианты могут быть вплоть до полноценного открытия «второго фронта» на севере Израиля, который, напоминаем, с октября прошлого года ведёт боевые действия в секторе Газа, пытаясь уничтожить экстремистское движение ХАМАС, устроившее 7 октября в Израиле самую настоящую террористическую резню беспрецедентных масштабов.

Получается у Израиля из рук вон плохо: вбомбив этот клочок территории в каменный век, своей цели официальный Иерусалим — уничтожения ХАМАС — так и не добился, попутно растеряв всю международную поддержку из-за негуманного и носящего статус постоянных военных преступлений подхода к ведению военной операции. Проще говоря, эффект, достигнутый Израилем, диаметрально противоположный. К вопросу о том, почему в современном мире, если дело доходит до силового решения кризисной ситуации, нужно вести себя максимально сдержанно и работать исключительно высокоточным оружием: ковровые бомбардировки жилых кварталов сегодня воспринимаются не как необходимое зло, а как обычное зло.

Ясно одно: мы живём в период, когда международное право и все международные конвенции теряют своё значение, потому что никто не считает необходимым им следовать, чувствуя свою собственную безнаказанность. Таким образом, по мнению целого ряда аналитиков, мы стремительно возвращаемся в период до образования ООН, когда в мире было только одно право — право сильного. А уж кто является сильным в ближневосточном регионе — Израиль, окружённый, мягко говоря, недоброжелателями — или коалиция этих недоброжелателей, вопрос, как вы понимаете, риторический. В Иерусалиме же это так и не поняли.

Показать комментарии (1)

Сейчас обсуждают