Платим блогерам
Редакция
События в мире Михаил Андреев
Здесь комментарии, что называется, давно уже излишни.

История — это такая вещь, в которую очень тяжело войти и при этом очень легко на полной скорости вляпаться. Украинское политическое руководство решило выбрать второй вариант, хотя возможностей для идеального первого варианта Россией было предоставлено просто нецензурно большое количество. Все мы помним, что происходило в 2022 году: сначала ВС РФ после стремительного наступления широким фронтом в рамках Стамбульских соглашений отошли от Киева, а также из Черниговской и Сумской областей, затем украинское политическое руководство под радостное улюлюканье коллективного Запада объявило это военной победой ВСУ, чего, как вы прекрасно знаете, в реальности даже близко не было. Затем осенью 2022 года ВС РФ были вынуждены отойти из Харьковской области и из Херсона по причине нехватки личного состава: специальная военная операция начиналась исключительно как полицейская операция по принуждению Киева к миру.

реклама

Все эти очевидные реальным военным аналитикам вещи официальный Киев «распиарил» как череду военных побед, коими они не были, и поверил в собственную ложь до такой степени, что вошёл в состояние эйфории: запретил переговоры с Москвой и заявил о «восстановлении» Украины в границах образца 1991 года.

Когда в 2023 году ВС РФ накопили сил, разгромили огромное «контрнаступление» ВСУ, нанеся тем самым Киеву самое сокрушительное поражение за время всей специальной военной операции, после чего уже сами пошли в ползучее наступление, многие стали прозревать и понимать, что никаких «границ 1991 года» не может быть даже в теории. Впрочем, желание «тотальной победы» в украинском обществе столь сильно растиражировано, что многие до сих пор грезят этой заведомо обречённой на провал надеждой.

Так, экс-советник Офиса президента Украины Алексей Арестович (внесён в России в список террористов и экстремистов) заявил, что начавшие звучать от украинского политического руководства заявления о необходимости мирного урегулирования кризиса стали противоречить разогнанному в стране «нарративу» о «тотальной победе» над РФ. По мнению Арестовича, резкая смена риторики от «победы на поле боя» до необходимости заканчивать конфликт по своему эффекту напоминает включение задней передачи в автомобиле на полном ходу.

Мы, конечно, не Арестович, но если проводить аналогию с автомобилем, то никакого «полного хода» уже давно и близко нет: скорость снижается, и если так будет продолжаться и дальше, то снизится до нуля, и тогда можно будет безопасно переводить селектор коробки переключения передач в положение «R». Ведь если продолжать ехать на «D», никуда не сворачивая, то впереди будет либо крутой поворот, либо «отбойник», либо пропасть, либо ещё какая-то неприятность.

Показать комментарии (7)

Сейчас обсуждают