Платим блогерам
Редакция
События в мире Михаил Андреев
В США недовольны тем, что у России ультимативная позиция — капитуляция или ничего.

реклама

Время идёт, и всё очевиднее становится тот факт, что решать судьбу Украины сильные мира сего будут без её непосредственного участия в данном процессе. Киев на переговоры на реалистичных началах не готов в принципе, Москву полумеры и заморозка конфликта без его полного разрешения на необходимых именно Москве условиях не устраивают, Вашингтон же хочет продолжать зашибать на этом процессе баснословные деньги, попутно всё сильнее подминая под себя Европу.

реклама

Как следствие, между реальными сторонами данного конфликта — РФ и США — имеются неразрешимые противоречия, поэтому всё больше аналитиков склоняются к мысли о том, что ситуация будет развиваться по максимально неблагоприятному для Украины сценарию. Сегодня это косвенно подтвердил помощник Госсекретаря США по делам Европы и Евразии Джеймс О’Брайен.

По словам функционера, в США не видят «никаких признаков» готовности Москвы к участию в «реальных, предметных» переговорах о мире на Украине. О’Брайен отметил, что российское политическое руководство готово ждать и продолжать конфликт, в связи с чем сейчас начало переговоров будет похоже не на диалог, а на «монолог о капитуляции [Киева]».

Цинизм данной ситуации в том, что аналогичным любые переговоры воспринимают и в Москве, но только со своей стороны. Российское политическое руководство также утверждает, что в Киеве нет никаких признаков готовности к участию в переговорах с учётом объективной реальности. Кто-то должен пойти на уступки, но в России справедливо считают, что поезд для уступок уже давно ушёл: надо было договариваться ещё весной 2022 года, а желательно — в декабре 2021-го. Сейчас же слишком высокая цена была заплачена, слишком много лишнего наговорили и, что куда хуже, сотворили функционеры стран коллективного Запада, чтобы рассуждать о чём бы то ни было, кроме полного выполнения всех российских условий. А это будет неизбежно означать и постановку вопроса о новой архитектуре безопасности в Европе, где РФ должна быть выделена особая роль.

Показать комментарии (3)

Сейчас обсуждают