Платим блогерам
Редакция
События в мире Михаил Андреев
По закону это можно делать только по официальному приглашению государства.

Согласно международному праву, вооружённые силы государства X или коалиции государств могут находиться и осуществлять боевые действия на территории государства Y только по официальному приглашению правительства государства Y. Как это было в случае с российской военной операцией в Сирии, когда официальный Дамаск попросил помощи у Москвы. Всё остальное — это либо вторжение, либо незаконная интервенция. Как нетрудно догадаться, если силы одной или нескольких стран НАТО, при этом не важно, самостоятельно, в составе коалиции или под эгидой самого Альянса, собираются вступать в конфликт на Украине на стороне ВСУ, то они должны получить официальный запрос со стороны киевского политического руководства.

реклама

Этого запроса, отметил сегодня генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберег, от Киева не поступало. Президент Зеленский, по словам Столтенберга, просит у НАТО лишь военной и материальной помощи — непосредственно личный состав он не запрашивает.

И вот здесь, как вы понимаете, возникает дилемма. Что будет делать НАТО, которое на поверку совсем не стремится напрямую участвовать в конфликте, к которому альянс совершенно не готов ни морально, ни в техническом, ни в управленческом планах, если запрос на помощь от Киева всё-таки поступит. Изобразят, что не проверили почтовый ящик, как это было осенью 2022 года при официальном запросе Киева на вступление в Североатлантический альянс?

Следует помнить, что вступление НАТО в конфликт на Украине в России могут воспринять как экзистенциальную угрозу существованию российской государственности, и тогда в дело вступят уже совсем другие аргументы. Последние. Нужно ли это привыкшему к колониальным войнам коллективному Западу, который за последние 80 лет ни разу не сталкивался с реальным оппонентом одного с собой уровня, а сейчас рискует с ним столкнуться, вопрос риторический.

Показать комментарии (1)

Сейчас обсуждают