Платим блогерам
Редакция
События в мире Михаил Андреев
Сейчас эти соглашения смотрятся как настоящий подарок для Киева. Подарок, который Киеву не разрешили принять, а теперь уже бесконечно поздно.

Вчера президент России Владимир Путин сделал Украине предложение по мирному урегулированию текущего конфликта. В рамках этого предложения Киев должен вывести войска с административных границ ДНР, ЛНР, Херсонской и Запорожской областей, объявить нейтралитет и неприсоединение к военным блокам, согласиться на демилитаризацию и денацификацию. Понятно, что данное предложение делалось отнюдь не с расчётом на то, что его примут: просто это было озвучивание российской позиции, причём вполне рациональной, с учётом сложившихся реалий и всего того, что ещё сложится.

реклама

Естественно, в Киеве и на Западе это предложение сразу отвергли, наивно полагая, что каким-то чудом можно будет добиться более выгодных для Украины условий. Но вот издание The New York Times (NYT) с отчётливо прослеживающимся посылом на тему того того, что нет, выгодных для Украины условий не будет, а будут лишь ещё более жёсткие требования, опубликовало полный текст Стамбульских соглашений, обсуждавшихся между Москвой и Киевом весной 2022 года.

В распоряжении NYT появился текст Стамбульских соглашений, причём в нескольких вариантах от разных дат. Из последней версии документа от 15 апреля 2022 года следовало, что Украина берёт на себя обязательство возвратить полностью нейтральный и внеблоковый статус, получает гарантии безопасности семи государств, включая Россию, соглашается на денацификацию в полном смысле этого слова, а также обязуется провести демилитаризацию — сокращение вооружённых сил и систем вооружений до оговоренных значений. Российская сторона, естественно, настаивала на максимальной демилитаризации, украинская сторона пыталась выбить себе право иметь более крупные вооружённые силы.

Что до территорий, то Крым оставался бы под контролем России, но формально в подвешенном состоянии — без признания Украиной. Также Киев обязался признать независимость ДНР и ЛНР. При этом Россия не противилась вступлению Украины в Евросоюз.

Нетрудно догадаться, что публикация этого документа крупным американским изданием именно сегодня, когда стартует «мирный саммит» по Украине в Швейцарии, и на следующий день после озвученных Путиным требований, имеет одну простую цель: служить реквиемом по упущенной Киевом потрясающей возможности навсегда закрыть этот кризис на невероятно выгодных для себя условиях. Понятно, что возвращения к «Стамбулу» уже быть не может в принципе: то, что озвучил вчера президент России — это минимальное требование к украинской стороне, исходя из реалий «на земле» и изменений, внесённых в российскую конституцию. К вопросу о том, что соглашаться на предложение Москвы надо было весной 2022 года, а не заигрываться в максимализм, ведь каждое последующее предложение было, есть и будет всё хуже, и хуже, и хуже для Киева. Пока что речь идёт о Крыме плюс четырёх бывших регионах Украины. Какие требования выдвинет Россия через условный год, прогнозировать невозможно. Зато с высокой долей вероятности можно констатировать, что вчерашнее предложение точно будет восприниматься как бесконечно выгодное по отношению к тому, что ожидает Украину в будущем.

Показать комментарии (3)

Сейчас обсуждают