Платим блогерам
Редакция
События в мире Михаил Андреев
Здесь, как говорится, здравого смысла лишь малая толика.

Критиковать технику вероятного противника — это вполне привычное дело для западных средств массовой информации, think tank’ов и даже непосредственно политиков. Казалось бы, западная техника в зоне конфликта на Украине за редчайшим исключением вроде HIMARS в первые пару месяцев их применения показывает себя крайне неубедительно, но «контроль ущерба» вынуждает в очередной раз выступать с критикой российской техники, которая на поверку оказалась не в пример более живучей и эффективной, чем западная.

реклама

Так, на просторах издания Army Recognition появился материал, в котором автор критикует стремление российских военных авиационных инженеров делать упор на сверхманёвренность истребителей. По какой причине автор статьи считает себя умнее российских инженеров, понять поистине непросто, но аргументирует он свою логику тем, что эпоха кино, того же «Лучшего стрелка» (Top Gun), давно ушла, и непосредственно контактные воздушные бои ушли вместе с ними: сейчас перехваты авиации противника осуществляются ракетами воздух-воздух за сотни километров до цели.

Здесь автор статьи опять же продемонстрировал своё «плавание» в теме: дело в том, что российские истребители делают то же самое — запускают ракеты на перехват украинской авиации за сотни километров, не вступая, естественно, ни в какие высокопилотажные воздушные бои.

Тем не менее, в российской/советской инженерной школе работает принцип перестраховки: лучше иметь возможность для воздушного боя, чем её не иметь. Под это дело российские истребители экипируются двигателями с регулируемым углом тяги и отличаются более крепкой конструкцией, позволяющей выдерживать перегрузки при выполнении манёвров.

Показать комментарии (2)

Сейчас обсуждают