Платим блогерам
Редакция
События в мире Михаил Андреев
Господин министр, Вы как вообще эти несвязанные вещи связали, потрудитесь объясниться. Спасибо.

реклама

Как мы уже многократно говорили, российским средствам массовой информации, чтобы продвигать необходимую точку зрения, совершенно не нужно ничего придумывать: достаточно просто перепечатывать, что позволяют себе современные западные политики, и вот, обличающий истинные цели Запада материал готов. Так уж вышло, что в США и Европе совсем не задумываются над тем, что говорят. Например, сегодня министр иностранных дел Франции Стефан Сежурне прямым текстом заявил, что если Россия одержит победу на Украине, а данная перспектива сегодня крайне мало у кого вызывает сомнения, то это повлечёт за собой большие финансовые потери для Евросоюза.

реклама

Как отметил Сежурне, речь идёт не только о том, что Европе придётся (зачем, не уточняется, ведь РФ никому не угрожает) значительно увеличивать военные расходы, но и о том, что Россия установит контроль примерно над третью всего рынка пшеницы и, как следствие, будет иметь колоссальное влияние на продовольственный рынок, используя это влияние как рычаг давления в том числе на ЕС.

В представлении главы МИД Франции, чтобы избежать этого сценария, нужно «обеспечить поражение России, не вступая с ней в прямой конфликт».

Похоже, господин Сежурне так и не понял, что всё уже решено, и ничто эту объективную реальность не изменит. Россия с самого начала предлагала равные отношения с ЕС, но там решили пойти ва-банк. Никто же не заставлял Евросоюз ставить на украинскую карту всё, что у него есть, правильно? Так и кто же теперь во всём виноват? Мы понимаем, что инфантилизм западных элит не позволяет признать собственную вину и поражение, но затягиванием этого кризиса европейцы делают только хуже и себе и, в основном, Украине.

Существует вариант, при котором можно избежать тех «финансовых потерь», о которых так переживает глава МИД Франции. Достаточно просто-напросто признать правоту России и согласиться на создание новой архитектуры европейской безопасности, уделив в ней Москве ключевую роль. В таком случае отношения можно попытаться восстановить, не скатываясь в большие проблемы. Всё это предлагалось ещё в 2021 году; почему коллективный Запад, ослеплённый собственной «исключительностью», не счёл необходимым этот договор заключать, доведя ситуацию до критической, ещё будут разбираться будущие историки. Если, конечно, не сломают над решением этой загадки голову.

Показать комментарии (5)

Сейчас обсуждают