Дождь [1/2] (от 27.08.2011)

для раздела Блоги
Тучи заволокли всё небо от края до края, полностью скрыв солнце. Пошёл дождь, который лил, не переставая уже несколько дней подряд. Он несколько стихал ночью, но ветер и влажность всё равно делали своё дело – за окном было мерзко и противно. Нет, он любил дождь и осень, но это было слишком даже для него. Свинцовый саван навевал тоску, угнетал. Природа как бы заставляла задуматься о вечном, о неизбежном. Он гнал от себя подобные мысли до последнего, но именно в тот вечер сдался – не было больше сил бороться, незачем. И он поддался унынию. Жалость к самому себе появилась вообще незаметно, но бороться с ней он не мог…

Желание выходить на улицу пропало почти сразу, как пошёл дождь, но это была необходимость. Он вышел на улицу и сразу почувствовал, как влажность начала проникать через рукава, заползать за воротник, окутывать тело, заставляя содрогаться и вспоминать о доме, где можно было принять горячую ванну, выпить чаю или даже коньяку. Но сначала нужно было закончить все дела, мотаясь по городу из конца в конец. Если бы у него была машина, одной проблемой стало бы меньше, но машину он продал ещё полгода назад и так до сих пор не подыскал замену. Поэтому приходилось ездить на дребезжащих медлительных трамваях, раскачивающихся воняющих бензином автобусах, ухающих резких троллейбусах и вечно переполненном метро. Всюду его преследовали толпы людей с потухшими усталыми глазами.

Сначала он держался, но общее настроение толпы всё же перекинулось и на него. Бежать и суетиться сразу расхотелось. Он читал, что это называется синдромом угасания индивидуального сознания, но предпочитал называть кратким и ясным «стадным инстинктом» – так было честнее и правильнее.

Даже самый жизнерадостный человек не сможет справиться с волной усталости, излучаемой окружающей его массой людей, а он себя и жизнерадостным не считал. Показное веселье и беззаботность – пожалуйста, дежурная улыбка – легко, слегка пружинящая походка – без вопросов. Словом, под весёлого человека маскироваться он умел, хоть таковым и не являлся.
В толпе на одной из станций он увидел девушку. Та вся светилась, в глазах горели озорные огоньки, волосы были немного растрёпаны. Девушка была одета в короткую жёлтую курточку и синюю юбку до колен. На голове были наушники, и она еле заметно шевелила губами, подпевая что–то неслышимому окружающим исполнителю. Это её задорное настроение начало быстро распространяться по толпе, но всё наплывающая масса угрюмых лиц задушила и этот источник света и тепла – поглотила и проследовала дальше. Он лишь увидел, как кто-то локтем толкнул её, услышал, нет, прочитал по губам, как она сказала “Ой” и начала осаживаться на пол. Наушники слетели на шею и повисли какой-то невнятной дугой. Он подбежал, помог ей подняться, оградил от толпы, чтобы она пришла в себя. Они встретились глазами, грустно улыбнулись друг другу и пошли в разные стороны, не сказав и слова – он стал подниматься на эскалаторе в дождь, она проследовала куда-то через тёмные тоннели метро.

Поднявшись в вестибюль, он надвинул на голову капюшон, вздохнул и вышел в непогоду – на этой станции гулял ветер, поддевая полы куртки. В голове крутился маршрут до офиса клиента – если память не изменяла ему, в это время у надземного транспорта было окно и, даже дождавшись трамвая или автобуса, сесть в них было практически невозможно – из метро всё выходили новые люди, спешащие с работы домой. Поэтому он решил пойти пешком – нужно было пройти квартал до перекрёстка, повернуть в парк и дальше, перейдя через проспект войти во двор офисного центра.

В сухую погоду он бы преодолел этот маршрут минут за десять, но сейчас приходилось прикрываться от ветра и обходить лужи. И если на тротуарах их было не так много, то в парке приходилось то ступать на цыпочках, то прыгать с места – практически все дорожки были покрыты слоем воды.

Пройдя до условного центра парка – тут на здоровенной бетонной глыбе стоял памятник какому–то революционеру – он решил передохнуть и наметить свой дальнейший путь по парку хотя бы примерно. На краю парка, у тех ворот, через которые он вошёл, стояла девушка в жёлтой куртке. Он подумал, что ему померещилось – моргнул, помотал головой и снова посмотрел на ворота – так и есть, там никого не было. Он повернулся и продолжил свой путь, перепрыгивая через лужи.

Дойдя до нужного здания во дворе, он достал телефон и сверился с адресом, по которому находилось Агентство. Да, всё верно – подъезд с домофоном, второй слева, крутая лестница на шестой этаж, обитая деревом металлическая дверь. Всё как прежде, месяц, два, три назад.

– Добрый день! Я сегодня чуть раньше назначенного времени, ничего? – спросил он, не пересекая порога двери в офис.

– Всё в порядке, проходите, присаживайтесь – я уже заканчиваю.

Они прошли к столу, на котором аккуратными стопками лежали какие–то папки, ежедневник и небольшая стопка листов, исписанных аккуратным мелким почерком. Агент указал ему на стул, а сам открыл сейф и стал убирать в него папки, по одной, каждый раз внимательно вчитываясь в заголовок и шепча что-то себе под нос. Наконец, убрав в сейф последнюю папку и закрыв его, Агент повернулся и сел напротив. Затем он взял из стопки бумаг несколько листов, бегло их просмотрел, кивнул сам себе и протянул через стол:

– В этом месяце у меня было всего семеро клиентов. Четыре мужчины, три женщины. Все в возрасте до сорока. Одна женщина приходила дважды, – начал свой доклад Агент.

– Хм, интересно... Значит мои предположения о том, что и мужчинам, и женщинам наши услуги нужны в равной степени, оказались верными. Женщина, которая приходила дважды. Кто она?

– Ничего особенного, очередная жертва несчастной любви, которой нужно чтобы её просто выслушали и поняли. Впрочем, она оба раза подписала стандартный договор. Всё это есть в моём отчёте – посмотрите сейчас?

– О, нет–нет, простите, что начал расспрашивать вас. Что-то накатило. Наверное, погода, – замечание Агента смутило его.

– Встречно прошу прощение за столь резкое замечание, не хотел вас смутить, но вы и сами прекрасно понимаете, что начальство требует от нас точного следования инструкциям. И так, копии договоров я отправлю факсом, карточки клиентов отправлены в архив. Отчёт я вам уже передал.

– Мда, всё верно. В таком случае я пойду, спасибо за оперативность!

– Всего вам доброго, до встречи в следующем месяце.

Спускаясь по лестнице, он подумал о том, что последняя часть фразы была не совсем уместна – всё равно в следующем месяце в этом кабинете дожидаться его будет уже другой Агент. Но ритуал есть ритуал. Спускаясь с третьего этажа на второй, он взглянул в окно на улицу и увидел, что на качелях во дворе сидит девушка в жёлтой куртке. Он ускорил шаг и практически выбежал из подъезда к детской площадке, но там никого не было.

Дождь едва накрапывал, можно было даже подумать, что по крайне мере на сегодня он закончился, и это падают капли с деревьев – во дворе росли клёны. Но первый же взгляд на небо развеял эти мысли – из таких тёмных тяжёлых туч дождь может идти долго. И точно будет идти. Если удастся добраться до метро, пока дождь не залил с новой силой, будет уже хорошо, – подумал он и тут же прикусил губу и с досадой поморщился. Дождь полил с новой силой, даже сильнее, чем до этого. Выйдя из двора на проспект, он вскинул руку в известном каждому жесте. Практически моментально перед ним на обочине остановилось белое купе.

Стекло беззвучно опустилось:

– Куда вам? – спросил из полумрака женский голос.

– В центр сколько?

– Садитесь, нечего мокнуть.

Он потянул на себя дверцу и сел в кресло, которое сразу приняло его в свои уютные объятия. Едва он пристегнулся, как машина тронулась с места, отъехала от обочины и, всё увеличивая и увеличивая скорость, понеслась по проспекту, прочь от загадочного Агентства. Внутри салона приятно пахло зелёным чаем, лимонником и мятой, из колонок играл тихий лаунж.

Хозяйка машины внимательно посмотрела на него и попросила назвать адрес более конкретно.

– Куда–нибудь в район Восстания, угол Маяковского и Жуковского, если не сложно.

– Конечно, не сложно, мы же на машине. Вас не слишком побеспокоит, если я закурю. В такую погоду мне хочется курить...

– Если угостите – не побеспокоит.

– Хм, вас устроят ванильные сигариллы?

– В такую погоду очень хочется курить...

Девушка рассмеялась, вытащила из пачки две сигариллы, одну передала, щёлкнула зажигалкой и наклонилась над огоньком, прикуривая. Огонёк осветил её лицо, волосы, выхватил из темноты куртку жёлтого цвета и синюю юбку.

Так получилось, что он тоже потянулся к огню, и прикурили они одновременно. Теперь уже рассмеялся он. Не дожидаясь, когда девушка оформит своё недоумение в вопрос, объяснил:

– Вспомнил один фильм, там герой клеился к девушке, доказывая ей, что прикурить от одного огонька зажигалки – это очень интимно и лично.

– Ммм, интересно... И как,.. склеил он ту девушку? – с неподдельным интересом спросила хозяйка машины.

– Кхм, – он немного замялся, – мне немного неловко продолжать, но нет, он честно пытался, но в конце выяснилось, что она проститутка и на самом деле на работе. Но она дала ему свой номер телефона и попросила перезвонить. И пообещала, что возможно они встретятся, когда она будет не на работе. Простите, я ничего не имел в виду, когда начал рассказывать...

– Да нет, всё нормально. Вы меня не обидели.

– Извините...

– Я же говорю, всё окей. Я надеюсь, я не произвела на вас такого впечатления, что вы вспомнили этот фильм?

– О, нет. Разве что сам момент, атмосфера.

– Ну, после этого мы просто обязаны познакомиться! Инна.

– Максим, очень приятно.

– Что вы делаете в этой части города, Максим, в такую непогоду?

– Работаю. Нужно было заглянуть к одному клиенту.

– О, а можно поинтересоваться, чем вы занимаетесь?

– Хм, как бы это объяснить, я занимаюсь контролем эмоций.

– Так вы психолог?

– Нет, я не занимаюсь эмоциями конкретного человека. Но я и не социолог, потому что группы людей меня тоже мало интересуют. Меня занимают эмоции сами по себе.

– Странная работа...

– О, не то слово. Раньше я вообще не мог понять, зачем и кому это нужно. Но потом втянулся, мне даже понравилось. А вы кем работаете?

– А я тоже в какой–то степени связана с эмоциями. Консультант в фирме, занимающейся вопросами конфликтологии.

– Это наверняка очень интересно!

– Ну, первое время мне так казалось, но теперь, спустя несколько лет, мне кажется, что все конфликты можно разбить на несколько групп по первостепенной причине возникновения. Стало немного скучно. Хотя помогать людям всё также интересно.

– Не сомневаюсь. Мне это в моей работе тоже нравится...

В этот момент машина, наконец, вырулила на набережную и пересекла мост.

– Максим, вы сказали, что вам нужно на перекрёсток… Маяковского и Жуковского, верно?

– Да, уже близко.

– Да.

– Сколько я вам должен?

– Нисколько. Вы меня заняли интересной беседой.

– Мне как–то неудобно. Вы меня спасли от непогоды, провезли через полгорода за так...

– Хм, давайте обменяемся телефонами и как-нибудь созвонимся?

И вы ещё раз развлечёте меня интересной беседой.

– Да, конечно, почему бы и нет. Можно я задам вам вопрос. Мы сегодня случайно не могли видеться с вами где-нибудь? Хотя, нет, не думаю.

– Вряд ли. Я редко выбираюсь куда-нибудь без машины. А с чего вы взяли, что мы могли уже встречаться?

– Жёлтая куртка и синяя юбка.

– Ах, это. Тогда всё ясно. Человеческий мозг так устроен, что хорошо запоминает самое яркое. Может быть, вы просто видели кого-то в похожей одежде?

– Да, пожалуй, вы правы, Инна! Что ж, вот мы и приехали. Я пойду, спасибо вам ещё раз за то, что спасли меня от непогоды! Я вам обязательно позвоню.

– Если не позвоните, я сама вас наберу! Удачи.

Едва он захлопнул дверь, машина сразу тронулась с места и умчалась в темноту. А с ним лишь остался приятный едва уловимый запах зелёного чая и ванили и мысль, что человеческий мозг устроен таким образом, что запоминает самое яркое.

Он вошёл в подъезд, поднялся на свой этаж и вошёл в квартиру. Самое странное, что желания немедленно залезть в душ он не испытывал.

Войдя в комнату он…
Telegram-канал @overclockers_news - это удобный способ следить за новыми материалами на сайте. С картинками, расширенными описаниями и без рекламы.
Оценитe материал

Возможно вас заинтересует

Популярные новости

Сейчас обсуждают